Попов И.М.

ВЗГЛЯД НА ДЕЙСТВИЯ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ
ПОД ВОЕННЫМ УГЛОМ ЗРЕНИЯ

Неуклонно возрастающее использование программно-аппаратных комплексов и компьютерных сетей в военной сфере обусловило появление в военном лексиконе терминов «киберпространство», «кибервойна», «кибероперации».

Сразу оговоримся, употребление термина «кибервойна» вряд ли допустимо в официальной среде, научной литературе и военных документах, хотя в журналистике и публицистике он употребляется достаточно широко. На страницах популярных изданий можно встретить заявления о том, что спецслужбы разных стран в мирное время находятся в состоянии войны, полиция ведет непримиримую войну с преступностью, а бизнес постоянно сотрясают бизнес-войны с конкурентами, мафией и бюрократией. Но термин «война» во всех этих случаях очень далек от своего истинного содержания, и общественным сознанием это понимается правильно.

В связи с этим в военном лексиконе вместо публицистического термина «кибервойна» было бы более логичным употребление термина «действия в киберпространстве в военных целях» или более кратко – «действия в киберпространстве».

Широко употребляемый термин «кибероперация» в профессиональной военной среде (всегда отличающейся высокой степенью консерватизма) неизбежно вызывает ассоциации с понятием «военная операция», поэтому допустимость его употребления в военном лексиконе, очевидно, еще следует осмыслить.

В данном материале речь идет исключительно о военной сфере и вооруженных силах: хакерские атаки, подрывная и иная тайная деятельность спецслужб в киберпространстве, вирусы и DDOS-атаки нашего (мирного!) времени намеренно исключаются из сферы нашего внимания. Вооруженные силы будут вести реальные действия в киберпространстве в военных целях только с началом войны, а в мирное время они должны заниматься всесторонней подготовкой к их ведению, имея, кстати, в своем киберарсенале такие средства и способы действий, которые в мирное время могут даже квалифицироваться как негуманные, незаконные, катастрофические по последствиям.

Ключевой категорией понятия «действия в киберпространстве в военных целях» является само киберпространство. Однако у экспертов сегодня нет единого подхода к определению этого понятия. Авторская позиция заключается в том, что с военной точки зрения киберпространство представляет собой специфическую составную часть более широкого понятия – информационного или информационно-коммуникационного пространства, без которого сегодня уже немыслимы военные действия. В структурном отношении киберпространство включает в себя аппаратно-программные комплексы и объединяющие их компьютерные сети, в которых накапливается, хранится и циркулирует информация. Если прибегнуть к образному сравнению, то информационные потоки являют собой своеобразную «кровь» военного организма, а киберпространство в таком случае выступает в роли «кровеносной системы», которая наполнена той самой «кровью»-информацией.

Такой подход близок к взглядам, которых придерживаются в вооруженных силах развитых государств мира. Так, в официальных документах Пентагона дословно трактуется: «Киберпространство – глобальный домен внутри информационной среды, состоящий из взаимосвязанной сети информационно-технологических инфраструктур, включая Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы, встроенные процессоры и контроллеры».

Говорить о каком-либо самостоятельном значении киберпространства как обособленной сферы ведения войны или обособленного «театра военных действий» нельзя. Или по крайней мере еще преждевременно. В современной войне действия в киберпространстве будут иметь вспомогательный, подчиненный характер по отношению к военным (боевым) действиям.

В целом действия в киберпространстве в военных целях представляют собой целенаправленное деструктивное или иное воздействие программно-аппаратными средствами на компьютерные сети, хранящуюся и циркулирующую в них информацию и обслуживающий эти сети личный состав (операторов). Такой подход, кстати, отличается от позиций некоторых других экспертов, которые в это понятие вкладывают более узкий смысл: воздействие только на «железо» и программное обеспечение.

Однако с военной точки зрения вряд ли будет правильным рамки действий в киберпространстве ограничивать только воздействиями на программное обеспечение противника, его процессоры, каналы и линии передачи информации, но при этом не затрагивать саму циркулирующую в компьютерных сетях противника информацию, равно как и «забывать» об операторах компьютерных сетей противника. В конечном счете война есть война, и в ней главными целями и жертвами будут люди.

Cyber

Отличительными признаками действий в киберпространстве в военных целях являются: наличие четко сформулированной цели кибервоздействий (согласованной с целями и задачами операции, боя, сражения); тщательное планирование действий по достижению поставленной цели и наличие соответствующего комплекта сил и специфических средств кибервоздействия.

Характерными чертами действий в киберпространстве в военных целях в самом первом приближении являются:

– высокий темп проведения кибервоздействий, граничащий иногда с молниеносностью;

– не всегда явный характер деструктивного воздействия;

– не всегда явный источник деструктивного воздействия;

– неограниченные масштабы воздействия;

– непредсказуемость места и времени кибервоздействий противника;

– угроза необратимых катастрофических последствий деструктивного воздействия.

Типология действий в киберпространстве в военных целях требует углубленной разработки. Если принять за основу предлагаемое более широкое по семантике толкование термина действия в киберпространстве, то логичным будет вычленение трех типов таких действий (воздействий):

1. Деструктивное воздействие на компьютерные сети может включать любые формы и методы программно-аппаратного воздействия на состояние и характеристики работы компьютерных сетей.

2. Деструктивное воздействие на информацию в компьютерных сетях может осуществляться в следующих формах:

– уничтожение информации;

– искажение информации;

– воспрещение доступа к информации;

– подмена информации;

– защита информации.

3. Воздействие на операторов компьютерных сетей может представлять собой комплекс информационно-психологических, ментальных, подсознательных и иных воздействий на физическое, морально-психологическое и ментальное состояние обслуживающего компьютерные сети личного состава противника.

Конечно, в «чистом» виде эти три типа кибервоздействий вряд ли будут иметь место. Действиям в киберпространстве в военных целях будет присущ комплексный характер, при котором в каждом конкретном случае могут превалировать те или иные специфические черты одного из трех типов действий.

С другой стороны, действия в киберпространстве в военных целях, проводимые в рамках военной операции (или даже боя), могут быть условно разделены на наступательные (оказание деструктивного кибервоздействия на противника) и оборонительные (защита и обеспечение безопасности собственного киберпространства). В силу единства киберпространства функции «наступления» и «обороны» разделить очень трудно, а иногда практически невозможно, поэтому действия в киберпространстве будут иметь чаще всего комбинированный (наступательно-оборонительный) характер.

Действия в киберпространстве в военных целях по своим масштабам, объему привлекаемых сил и средств и характеру решаемых задач могут быть также разделены на стратегические, оперативно-стратегические и оперативно-тактические, тактические действия.

В заключение – несколько слов о необходимости «взгляда за горизонт». По мере того как информационные технологии, продвигаясь по пути развития так называемого «Интернета вещей», доходят до конкретного солдата-пехотинца (личное оружие, индивидуальные системы связи, навигации, медицинского обеспечения, защиты, маскировки, обмундирования и т.д.), возможности воздействий в киберпространстве неизмеримо возрастают.

Солдата будущего в этом смысле можно рассматривать в качестве самостоятельной системы, состоящей из человека и многоуровневой (индивидуальной и коллективной) «кибернетической оболочки». Гипотетически возможно «высокоточное воздействие» на конкретного солдата противника – кибервоздействие на уязвимые точки в его индивидуальной «кибероболочке», причем необязательно с нанесением физического ущерба жизни и здоровью самого солдата. И хотя до практической реализации этого на сегодняшнем реальном поле боя еще далеко, вектор развития в этом направлении при разработке концепций ведения действий в киберпространстве в военных целях должен нами учитываться.


Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу


©2013 Igor Popov

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
счетчик посещений