Долорес Мероньо

Советская помощь Испанской Республике и
вынужденная эмиграция в СССР

Долорес Мероньо

(Выступление 9 мая 2006 г. в Посольстве РФ в Мадриде (Испания),
29 ноября 2006 на Международном Конгрессе по Гражданской войне в Испании в Университете заочного обучения (УНЕД) в Мадриде (Испания) и
21 мая 2007 г. в Институте Сервантеса в Москве)

Во второй половине 30-х годов Испания заняла важное место во внешней политике СССР. Ключевым моментом стали годы гражданской войны (1936-1939) - период, когда СССР и Коминтерн оказывали огромную помощь правительству Народного Фронта. Разносторонняя помощь, не сравнимая ни с чем, многомасштабная, постоянная, оказывалась только из страны Советов. Если бы такой помощи не было, то Испанская Республика потерпела бы поражение уже в первый год войны. Это было признано официально правительством Народного Фронта. Испанский народ знает об этой помощи и помнит о ней до сих пор...

Современный русский историк Ю.Е. Рыбалкин в своей книге под названием "Операция X", под таким кодовым названием обозначалась советская военная помощь Республиканской Испании, цитирует некоторые положения из документов Наркома обороны СССР, где указывается на то, что решение о военной помощи Республике было принято в Политбюро ЦК 29 сентября 1936 г., спустя два месяца после франкистского мятежа. Но уже с 20 августа началось снабжение нефтью и отправление советских советников в Испанию. Военно-техническая помощь СССР включала в себя поставки вооружения, боеприпасов для Республиканской Армии, а также организацию сборки, ремонта и изготовления военной техники в уже существующих испанских мастерских.

Доставка военных грузов морским путем была тщательно подготовлена и успешно выполнялась, несмотря на большие трудности с морским транспортом. В тяжелых условиях, накануне возможного развертывания военных действий и угрозы нападения на СССР, в Испанию было отправлено 500 тысяч тонн вооружения, боеприпасов и других материалов. Этот уникальный опыт в деле поставки военной техники, кстати, был использован также в октябре 1962 г. при планировании и осуществлении операции "Анадырь", целью которой было отправление на Кубу боевой техники и ряда подразделений советских войск. Операция "Анадырь" осуществлялась под руководством Министра обороны СССР Маршала Малиновского, который в прошлом был военным советником в Народной Армии Испанской Республики.

В конце августа 1936 г. в Испанию прибыли первые советские пилоты. Большая часть советников, офицеров и специалистов были доставлены в начале октября 1936 года. На стороне испанских республиканцев находилось около трех тысяч советских специалистов. В боевых действиях по защите Испанской Республики участвовали пилоты и танкисты, переводчики (204 человека), связисты (166 чел.), военные инженеры и технические специалситы (141 чел.), артиллеристы (100 чел.) и моряки. К сожалению, спустя 70 лет, после начала знаменательного рокового события в истории Испании, новые поколения пока еще знают очень мало об участии советских добровольцев в гражданской войне в Испании. Самая многочисленная группа была представлена летчиками (772 чел.), в числе которых - более 300 пилотов-истребителей. Многие из них оставили свои жизни на испанской земле, где сражались за справедливое дело народа, показав чудеса героизма и храбрости на полях сражений. В Испании погибло более 200 добровольцев, 59 удостоились звания Героя Советского Союза.

Одним из направлений военно-технической помощи СССР Испанской Республике была подготовка национальных кадров для Народной Армии. Под руководством советских специалистов около 20 тысяч республиканцев получили различные специальности; только на территории СССР - около 3 тысяч.

В период с января 1937 г. по апрель 1939 г., по решению Советского Правительства, была создана и функционировала Специальная школа по подготовке пилотов для Воздушных Сил Республики, расположенная в гор. Кировабад (Азербайджанская обл.). Ее официальное название: 20-я школа пилотов. В очень короткий срок были построены казармы для курсантов, созданы аудитории и аэродром. Только в первый призыв, который прошел 1 февраля 1937 г., в школу поступилио 193 слушателя. В состав школы входили 416 человек преподавателей и обслуживающего персонала. Школа имела 84 самолета, около 50 машин и тракторов различных типов. Школа в Кировабаде выпустила более 500 военных летчиков за свои 5 призывов. Выпускники первого призыва возвратились на родину и смогли принять участие в боевых действиях против мятежных асов, как и их советские товарищи.

Как результат совместной работы испанских республиканцев и советских военных специалистов, была повторно учреждена Народная Армия на регулярной основе, которая и смогла приостановить продвижение националистов к Мадриду. Появилось новое поколение летчиков, обученных в ускоренном порядке в летных школах СССР, где были и человеческие жертвы, и потери самолетов. Но, несмотря ни на что, символ товарищеской взаимопомощи сверкал ясно в небе Испании и Советского Союза, что никогда не будет забыто этими народами. Советские и испанские летчики сражались с врагами бок о бок. За эти годы летчиками советской и республиканской авиации было совершено немало прославленных, героических подвигов: в тяжелых сражениях за Мадрид, Гвадалахару, Леванте, Каталонию и т.д.

К сожалению, 185 испанских пилотов последнего выпуска не смогли возвратиться на родину: часть из них в связи с некоторыми обстоятельствами, как, например, мой отец, который был приговорен к смерти, приняли решение остаться жить в СССР, 84 чел. решили отправиться в Мексику. Разрешение для выезда из СССР, людям с высшим образованием, обсуждалось на Политбюро ЦК ВКП(б).

Хотелось бы немного рассказать об одном из таких воздушных героев и процитировать некоторые отрывки из его мемуаров. Это - полковник испанской авиации Франсиско Мероньо, рыцарь в воздухе и на земле; для врага - "красный дьявол" (так франкистские асы называли республиканских пилотов), а для друзей и семьи - очень добродушный человек. Читая его мемуары, можно понять траекторию жизни и борьбы как в Испании, так и за ее пределами, борьбы против врагов и борьбы за выживание в чужой стране в послевоенные годы не только одного испанца, но и большинства испанских эмигрантов. Одни пошли учиться в советские техникумы и вузы, другие стали работать на советских предприятиях и заводах, однако все они тосковали по своей Родине и своим родным, горя огромным желанием вернуться.

Франциско Мероньо - мой отец, и один из республиканских летчиков-истребителей в Испанской гражданской войне и в Великой Отечественной войне. Он родился 17 июня 1917 г. в гор. Мурсия в бедной и многодетной рабочей семье. Рано остался без матери, рано узнал тяжелую работу, но должен был помогать отцу в воспитании своих младших сестер. Позже, заочно он все-таки заканчивает Топографический институт в Севилье. Вспоминая прошлое, мой отец тогда часто рассказывал нам сны своего детства и о юношеских мечтах.

Шли годы, в тяжелом и изнурительном труде закалялся его характер и убеждения. Он был готов к трудным испытаниям, однако в те годы тяжело было чего-либо добиться детям бедняков. Но 18 июля 1936 г. в Испании вспыхивает франкистский мятеж, и надо было срочно принимать решение, что делать и как дальше жить в стране, где началась гражданская война.

Молодой Мероньо без всяких документов, не имея при себе удостоверения личности, поездом едет в Мадрид и кое-как добирается до военного аэродрома "Куатро Виентос" под Мадридом, откуда добровольцев переправляют в Мурсию. Там и начинается исполнение его желания, и юношеские мечты становятся явью. С того момента у него уже появилась надежда на то, что он сможет стать пилотом.

Министерство Авиации призывает собраться на аэродроме "Лос Алкасарес" всем тем, кто хочет научиться летать. После предварительного отбора, группа самых достойных уезжает в порт Картахены, и там, на корабле "Город Кадис", (по возвращении в Испанию, этот корабль был потоплен вражеской авиацией), отчаливают по направлению к советскому побережью, откуда их перевозят в город Кировабад, в летную школу. С января по апрель 1937 г. группа испанцев живет там, проходя соответсвующий курс по летной и боевой подготовки. По окончании краткосрочных курсов они в том же составе на корабле "Мария Ульянова" возвращаются в Испанию, но уже как летчики-истребители и командиры эскадрилий.

Под руководством советского инструктора Плигунова Сергея Григорьевича, псевдоним которого в Испании был просто Антонио, летчик Мероньо проходит летную практику на аэродроме Эль Кармоли. В мае 1937 г. он числится в эскадрилье "Москас" (самолет-истребитель И-16) в провинции Мурсии, после чего его перебрасывают на мадридский фронт. 1 июня 1937 г. мой отец вступает в ряды Компартии Испании. В декабре 1937 г. он защищает порт Аликанте, где стояли советские корабли, далее участвует в обороне города Теруэля. В марте 1938 г. летчик Мероньо защищает Валенсию, участвует в воздушных сражениях за Каспе. В апреле 1938 г. перемещен на аэродром Кампороблес и участвует в боях на линии арагонского фронта. 30 июля проходит в каталонскую зону, и с августа по ноябрь 1938 г. принимает участие в сражениях за Эбро. В январе 1939 г. находится в Барселоне, Валенсии, Альбасете и снова останавливается на аэродроме Фигуэрас. В начале февраля 1939 г. имеют место трагические события, которые он подробно, много лет спустя, описывает в своих мемуарах.

Юношеская мечта, к сожалению, заканчивается вынужденным решением покинуть родину, через Пиренеи перейти во Францию, но там застают его сенегальские наемники и бросают в концлагерь. Судьба отдаляла его от семьи, от Родины, от друзей - в неизвестность. Куда и на какой срок - никто не знал. Летчик-истребитель Франсиско Мероньо провел в Испании более ста воздушных боев, в которых сбил 20 вражеских самолетов. Он закончил войну командиром 6-й эскадрильи Группы 21. Под освобождением из концлагеря понималась вынужденная эмиграция в СССР по линии Красного Креста.

Подробно о перипетиях скитаний рассказано в трех книгах мемуаров Мероньо: "В Небе Испании" (2-oe изд. в Испании, 2004 г., "Его называли Красный Дьявол"), "И снова в бой" и "Так, как это все было".

После нападения фашистской Германии на СССР, испанский летчик Мероньо добровольно вступает в ряды Красной Армии. Он вместе с другими 18 испанскими летчиками просится выполнять специальные задания, так называемые воздушные партизанские войны, пилотируя немецкие самолеты, которыми обладали некоторые советские части. В течение первых трех месяцев проведения таких операций, летчик Франциско Мероньо пилотировал самолеты-истребители типа ЯК-7 и ЯК-I, и одновременно осваивал немецкий истребитель "Мессершмит-BF-109". С ноября 1941 по апрель 1942 г. он участвует в воздушных боях за оборону Москвы, пилотируя советский истребитель Миг-3. Далее, был переслоцирован на Тульский участок фронта вместе с другими испанцами. Мой отец летал и осваивал различные типы самолетов. На советских истребителях защищал небо Москвы, Тулы и Сталинграда. За два года войны он сбил семь немецких самолетов. Позже, летом 1943 г., вместе со своими товарищами принял участие в боях на Курской дуге, но в самом начале этой операции, летчик Мероньо был сбит, и во время своего падения на парашюте был тяжело ранен. К счастью, упал он на советскую территорию, но из-за его иностранной формы и черт лица, явно не русского человека, его приняли за пилота противника. Советские военнослужащие хотели покончить с ним, предварительно приведя его в сознание для допроса. Но, чудом пришедший в себя Мероньо, выпустил им сгоряча несколько выражений из русского солдатского жаргона, который, естественно, ни одному иностранцу не был известен, и тогда они стали бороться за его жизнь, влили в него стакан спирта и немедленно отвезли в госпиталь. После шести месяцев на больничных койках, авиаторские способности летчика истребителя практически были сведены на нет, нельзя ему было летать ни на больших скоростях, ни на больших высотах, поэтому он был назначен инструктором в одну из летных школ, где его и застало окончание войны. В первые мирные годы Мероньо летает на санитарных самолетах Красного Креста и гражданской авиации. Испанским летчикам было позволено летать до 1948 г., до тех пор, пока со стороны одного испанского летчика не было совершено предательство. Выполняя одно секретное задание, он из Одессы перелетел Черное море и сел в Турции, а позже сдался Франко и выдал все секретные данные о местонахождении боевых самолетов, имена испанцев, живших в СССР и т.д., и т.п.

Хотелось бы процитировать несколько моментов из второй книги мемуаров моего отца и, мне кажется, наиболее трогательны те фрагменты, в которых описывается, как испанские летчики попали в ряды Красной Армии.

"При нашем появлении разговор в кабинете обрывается. Навстречу нам из-за стола поднимается генерал-лейтенант А.С. Осипенко. Тепло, по-братски обнимает нас и сразу забрасывает вопросами. Мы не знаем, на какой ответить сначала.
- Что за форма на вас? Где вы сейчас летаете? На каких самолетах?
Садимся. Два других генерала выходят.
- Хорошо, рассказывайте по-порядку... Что привело вас сюда?
Кратко излагаем свою историю, которую мы хорошо подготовили на русском языке за время наших мытaрств. Генерал внимательно слушает нас, но очень скоро встает и жестом руки прерывает наше повествование.
- Для меня все ясно. Возьмите бумагу и напишите фамилии всех испанских летчиков, воинские звания, сколько налетано часов, на каких самолетах вы летали, сколько провели боев и сбили самолетов. Напишите это сейчас же, за моим столом.
Мы с энтузиазмом взялись за работу. В кабинете Осипенко ни на минуту не смолкали телефоны. Осипенко отвечал кратко и конкретно. Затем, быстро просмотрев наши записи, сказал:
- Завтра извещу вас обо всем. Получите назначение. Со слезами радости на глазах мы прощаемся с ним, благодарим за содействие.
- Спасибо не нам, а вам, - заметил генерал на прощанье.

Снова авиация.
Генерал-лейтенанту Александру Степановичу Осипенко мы, испанские летчики, глубоко благодарны за ту огромную помощь, которую он оказал нам в начале Великой Отечественной войны, содействуя зачислению нас в действующие на фронтах авиационные части. Он, как никто, понял наше горячее желание участвовать в борьбе против фашизма и взял на себя всю ответственность за нашу службу в авиации. Мы рвались на фронт, потому что ненавидели фашизм и питали огромную любовь к советскому народу - народу-герою, народу-борцу. Помню, мы шагали все вместе в колонне демонстрантов по Красной площади 1 Мая 1940 года. Мы, рабочие московского автозавода, шагали в заводской колонне в числе стахановцев, передовиков труда. Мы шли в третьей колонне вместе с коммунистами и комсомольцами завода. В руках у нас были красные знамена, транспаранты и цветы.
В этот день, 1 Мая, мы, проходя по Красной площади мимо Мавзолея В.И. Ленина, мысленно дали клятву - всегда быть верными ленинским идеям пролетарского интернационализма, дружбы и братства между народами".

С конца 50-х годов до 1964 г. Франcиско Мероньо работал на одном из авиационных заводов в качестве диспетчера. С 1964 г. по 1969 г. находился в служебной командировке в Республике Куба, где работал в качестве специалиста в Советском объединении "Авиаэкспорт" при Посольстве СССР. По окончании этой работы, возвращается с семьей в Москву и уходит на пенсию в результате различных болезней, явившихся следствием военных скитаний.

В этот спокойный мирный период мой отец находит время для написания своих воспоминаний, продолжая со своей семьей путь эмигранта в стране, куда много лет тому назад приехал на несколько месяцев...

Говорят, что длинные растояния приводят к забвению, но с моим отцом можно было опровергнуть эту аксиому. В марте 1970 г., июне 1972 и ноябре 1992, мы посещали Испанию и наших испанских родственников, которые продолжали жить на своей Родине, постоянно зазывая моего отца вернуться в родной город. Но он не поддался на такой сладкий соблазн. Он не возвратился на свою родину, потому что не хотел, чтобы его жена перенесла то же, что перенес он когда-то много лет назад, вдали от всего родного: ностальгию и боль расставания с родными и близкими, скучание по ним, жизнь без возможности слышать, как люди говорят на родном языке, отмечать народные праздники вместе со своими горожанами, готовить излюбленные национальные блюда, продолжать следовать традициям и обычаям своей страны.

И по этой причине, имея альтернативу между жизнью на Родине и жизнью на чужбине, далеко от нее, что уже произошло однажды, он выбрал уже достаточно хорошо известный ему путь. Написание мемуаров помогло отцу облегчить страдания и ностальгию по Испании. В конце 80-х годов, несмотря на то, что Франсиско Мероньо жил за границей, в России, Испанское Правительство официально присвоило ему звание полковника ВВС Испании.

Мой отец скончался 17 июля 1995 г. в Москве в результате обширного инфаркта и невнимательности работников скорой помощи к престарелым людям во времена так называемой перестройки. Он был примерным отцом и неутомимым борцом за дело правосудия, справедливости и гражданских прав в этой стране, он внес и свой вклад в дело независимости и мирное будущее других государств...

Вернуться на предыдущую страницу
Рейтинг@Mail.ru
©2007 Dolores Merono
Design©2007 Igor Popov