Путилин Б.Г.

Быть или не быть?
(Ноябрь 2015 г.)

В ХХ веке Европа стала инициатором двух мировых войн. Они принесли огромные человеческие и материальные потери. После второй мировой войны была создана универсальная система коллективной безопасности в форме Организации Объединен¬ных Наций, основной задачей которой состоит в том, чтобы «из¬бавить грядущие поколения от бедствий войны». Ядром этой системы безопасности стала стратегическая стабильность. Под ней понимается такое состояние стратегических отношений двух держав, при котором у каждой из сторон отсутствуют стимулы для нанесения первого ракетно-ядерного удара. Стратегическая стабильность определяется двумя основными концепциями: «гарантированного уничтожения» и «гарантированного выживания».

«Гарантированное уничтожение», сформулированное министром обороны США в начале 1960-х, предполагает нанесение противнику такого ущерба, который делал бы его государство нежизнеспособным. В начале 1980-х советские и американские ученые математически доказали, что для гарантированного уничтожения человеческой цивилизации достаточно взорвать три тысячи ядерных боеприпасов. С учетом того, что в военных арсеналах накопилось 40 – 50 тысяч ядерных боеприпасов лидеры СССР и США в 1985 году подписали совместное заявление по итогам встречи в Женеве о невозможности достижения победы в войне с применением ядерного оружия.

«Гарантированное выживание» начало разрабатываться при американском президенте Рейгане, в рамках выдвинутой программы завоевания господства в космосе под названием «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ). Гарантированное выживание предполагает за счет удара по ядерному оружию противника и развернутой противоракетной обороны снизить ущерб своей стране до приемлемого и, следовательно, добиться победы в ядерной войне. СОИ поставило под сомнение Договор об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО), подписанный в начале 1970-х годов. Он был призван закрепить снижение ядерной опасности на фоне признания США ядерного паритета. Однако в 2002 году Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из этого Договора.

Огромная мощь ядерного оружия обусловливает особое внимание к выбору условий его применения. Итогом длительных дискуссий стало подписание Дж. Картером в июне 1980 года директивы, в которой были определены условия нанесения ядерного удара первыми. В качестве основной задачи такого удара выдвигалось поражение пусковых установок и командных пунктов стратегических ядерных сил, систем связи и управления, главных административно-политических центров противника. Такой удар мог быть упреждающим до перехода противника на военное положение и предупреждающим в ходе ведения военных действий. В качестве противодействия таким ударам разработан ответно-встречный удар, на который отводится около 25 минут с момента запуска ракеты противника.

Наличие двух мощных ядерных группировок делает современный мир очень хрупким. Опасность войны многократно возрастает при возможности непосредственного боестолкновения. 27 октября 1962 года мир избежал ядерной войны, когда американский президент не поддался давлению ближайшего окружения и не разрешил бомбардировать позиции советских войск на Кубе. Тридцать лет спустя бывший министр обороны США Макнамара смог полностью оценить мудрость этого решения, когда узнал, что американская разведка не выявила советские тактические ядерные ракеты на острове и, соответственно, запланированный десант на Кубу мог получить в ответ ядерный удар.

Еще не закончилась вторая мировая война в Европе, а англо-саксонские союзники по антигитлеровской коалиции подготовили план ведения военных действий против Советского Союза. С тех пор европейский континент стал основным театром «холодной войны». В первые годы существования Североатлантического союза США взяли на себя роль атомного «меча», предоставив роль «щита» армиям своих союзников по блоку. На них возлагались также задача по захвату территорий стран Центральной и Юго-Восточной Европы, подготовке и организации контрреволюционных выступлений в социалистических странах. По мере утери Соединенными Штатами превосходства в ядерном оружии и средствах их доставки возник «ядерный тупик» между СССР и США. Вследствие этого американский ядерный «меч» в глазах их союзников стал терять монопольную силу, а союзнический «щит» также не мог выполнять своих задач. Одним из основных способов укрепления европейского «щита» было признано оснащение ядерным оружием войск НАТО. В связи с этим встал вопрос о ведении ограниченной ядерной в Европе, которая формально оставляла вне зоны военных действий территорию США и СССР. В то же время в случае такой войны существование какого-либо жизнеспособного государства на континенте было бы невозможным. Проблема осложнялась тем, что военное командование главного союзника западноевропейских стран НАТО было склонно использовать ядерное оружие в случае военных неудач. На протяжении «холодной войны» оно неоднократно выступало за его применение в случае ухудшения стратегической обстановки. К тому же в Североатлантическом альянсе американское военно-политическое руководство неоднократно пыталось закрепить возможность ограниченного применение ядерного оружия организационно. В то же время, присутствие ядерных сил США в Европе, по мнению их западноевропейских союзников, служило гарантией североатлантической солидарности. Сохранение ядерного потенциала НАТО было призвано подчеркнуть абсурдность мировой и ограниченной ядерной войны в Евроатлантическом регионе и сделать последствия нападение на НАТО неядерными силами непредсказуемыми и неприемлемыми.

В конце 1970-х годов американское руководство стало рассматривать ограниченную ядерную войну как реально возможную. Это вызвало серьезные опасения у наиболее верных союзников США в Европе - Федеративной Республике Германии и Великобритании. Они настояли на необходимости проведения переговоров с СССР о сокращении средств средней дальности.

В XXI веке США в своей внешней политике сосредоточились на продвижении НАТО на Восток за счет присоединения бывших советских республик и использование блока и союзников по альянсу вне Европейского континента. Расширение Североатлантического союза используется Соединенными Штатами для развертывания района национальной ПРО в восточноевропейских странах, выдвижения передовых командных пунктов к границам России и создания условий для размещения на территории новых членов альянса крылатых ракет морского, воздушного и наземного базирования первого удара.

Вне Европейского континента последовательно создается управляемый хаос в различных государствах. Эта политика сопровождается политическими и экономическими санкциями, а также тотальной информационной войной, основным стержнем которой является русофобия.

На этом фоне стал девальвироваться сдерживающий фактор ядерного оружия. У некоторых политиков (особенно в Польше, Украине и странах Балтии), подчас, даже возникает иллюзия, что в мировом конфликте вновь достижима реальная победа одной из сторон.

По всей видимости, без возвращения в политический словарь термина «поджигатель войны» не обойтись.


Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу

©2015 Борис Путилин
©2015 Design Igor Popov

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
счетчик посещений