Попов И.М.

Роботы: мечты и реальность

Тема развития робототехники является ключевой для современного мира. Человечество, по большому счету, только вступает в настоящую эпоху роботизации, при этом некоторые страны уже сейчас стремятся вырваться в лидеры. В долгосрочном плане выиграет тот, кто уже сегодня найдет свое место в развернувшейся мировой технологической гонке в сфере робототехники.

У России позиции в этом отношении достаточно благоприятные – есть научно-технологический задел, есть кадры и таланты, есть инновационный кураж и творческая устремленность в будущее. Более того, руководство страны понимает важность развития робототехники и делает все возможное для того, чтобы обеспечить России лидирующие позиции в этой сфере.

Особая роль отводится робототехнике в деле обеспечения национальной безопасности и обороны. Вооруженные силы, оснащенные перспективными типами и образцами робототехнических комплексов завтрашнего дня, будут обладать неоспоримым интеллектуально-технологическим превосходством над противником, который по тем или иным причинам не сможет вовремя вступить в элитный «клуб роботизированных держав» и окажется на обочине разворачивающейся робототехнической революции. Технологическое отставание в области робототехники сегодня может иметь катастрофические последствия в будущем.

Именно поэтому так важно уже сегодня отнестись к проблеме развития робототехники и в стране, и в армии со всей серьезностью и объективностью, без пропагандистских фанфар и победных реляций, но вдумчиво, комплексно и концептуально. А в этой сфере есть над чем подумать.

Первой очевидной и давно назревшей проблемой является терминологическая база сферы робототехники. Вариантов дефиниций термина «робот» достаточно много, но единства подходов не наблюдается. Роботом иногда называют и детскую радиоуправляемую игрушку, и автомобильную коробку передач, и манипулятор в сборочном цеху, и хирургический инструмент медиков, и даже «умные» бомбы и ракеты. В одном ряду с ними оказываются, с одной стороны, уникальные разработки роботов-андроидов и, с другой стороны, серийные модели беспилотных летательных аппаратов.

Так что же имеют в виду официальные представители разных министерств и ведомств, руководители промышленных предприятий и научных организаций, когда говорят о робототехнике? Иногда создается впечатление, что этим модным термином сейчас бросились жонглировать все кому не лень. Счет всевозможным роботам уже идет на сотни тысяч, если не на миллионы.

Вывод однозначен: нужна общепризнанная терминология в сфере робототехники, чтобы развести базовые понятия систем дистанционного управления, автоматических, полуавтономных, автономных систем, систем с искусственным интеллектом. На экспертном уровне должны быть установлены четкие границы этих понятий, чтобы все могли общаться на одном языке и чтобы у лиц, принимающих решения, не возникали ложные представления и неоправданные ожидания.

В результате, как нам представляется, неизбежно придется вводить новые понятия, которые в наиболее адекватной форме отражали бы технологические реалии сферы робототехники. Под роботом, очевидно, было бы рационально иметь в виду систему с искусственным интеллектом, обладающую высокой или полной степенью автономности (независимости) от человека. Если принять за основу такой подход, то количество роботов может сегодня пока измеряться штуками. А весь остальной массив так называемых роботов будет в лучшем случае лишь автоматизированными или дистанционно управляемыми аппаратами, системами и платформами.

Проблема терминологии в сфере робототехники особенно актуальна для военного ведомства. И здесь возникает важная проблема: а нужен ли робот в армии.

В общественном сознании боевые роботы ассоциируются с картинками бегущих роботов-андроидов, атакующих позиции врага. Но если уйти от фантастики, то сразу встает несколько проблем. Мы уверены в том, что создать такого робота – задача вполне реальная творческим коллективам ученых, конструкторов и инженеров. Но сколько им потребуется для этого времени, и сколько созданный ими андроид будет стоить? Сколько будет стоить производство сотен или тысяч таких боевых роботов?

Есть общее правило: стоимость средства поражения не должна превышать стоимости объекта поражения. Вряд ли командир роботизированной бригады будущего решится бросить своих андроидов в лобовую атаку на укрепленные позиции противника.

Тогда и возникает вопрос: а нужны ли вообще в линейных боевых частях такие роботы-андроиды? На сегодняшний день ответ скорее всего будет негативный. Это дорого и очень сложно, а практическая отдача и эффективность крайне низкие. Трудно представить вообще какую-либо ситуацию на поле боя, в которой робот-андроид был бы эффективнее профессионального солдата. Разве что действуя в условиях радиоактивного заражения местности…

А вот что точно нужно командирам подразделений тактического звена уже сегодня – так это воздушные и наземные дистанционно управляемые или автоматизированные комплексы разведки, наблюдения, слежения; инженерные машины различного назначения. Вот только оправданно ли называть все подобные системы и комплексы робототехническими – вопрос, как мы уже говорили, спорный.

Если же вести речь о настоящих роботах, обладающих той или иной долей искусственного интеллекта, то с этим тесно связана еще одна проблема. Достичь значимого уровня развития в области робототехники невозможно без качественных скачков и реальных достижений в других – смежных и не очень смежных – отраслях науки и технологий. Речь идет о кибернетике, автоматизированных системах управления глобального уровня, новых материалах, нанотехнологиях, бионике, изучении мозга и т.д. и т.п. О промышленно и производственно значимом прорыве в области робототехники можно говорить только тогда, когда для этого в стране создана мощная научно-технологическая и производственная база 6-го технологического уклада. Кроме того, для робота военного назначения все – от болта до чипа – должно быть отечественного производства. Поэтому эксперты так скептически относятся к бравурным заявлениям об очередных, не имеющих аналогов в мире достижениях отечественной робототехники.

Если внимательно и непредвзято проанализировать подходы зарубежных высокоразвитых государств к проблемам робототехники, то можно сделать вывод: там понимают важность развития этой области, но стоят на позициях трезвого реализма. Деньги считать за рубежом умеют.

Робототехника – это передний край науки и технологий, это еще во многом «терра-инкогнито». О каких-то реальных достижениях в этой области, которые могли бы уже сегодня оказать революционное влияние, например, на сферу национальной безопасности и обороны, на сферу ведения вооруженной борьбы, говорить пока преждевременно. Это, как нам представляется, должно учитываться и при определении приоритетов развития вооружений и военной техники для нужд армии.

Тон в развитии робототехники в современном мире задает гражданский сектор экономики и бизнес в целом. Это и понятно. Создать робототехническое устройство-манипулятор, применяемое для сборки автомобиля, значительно проще, чем самый примитивный дистанционно управляемый наземный транспортный комплекс для нужд армии. Сложившаяся тенденция, очевидно, оправдана: движение идет от простого – к сложному. Робототехнический комплекс военного назначения должен действовать не просто в сложной, а во враждебной среде. Это – принципиальное требование к любой системе военного назначения.

Поэтому, как нам представляется, локомотивом в развитии робототехники в условиях России должны быть предприятия и организации оборонно-промышленного комплекса, имеющие для этого все ресурсы и компетенции, но в ближайшей перспективе востребованность робототехнических комплексов гражданского, специального и двойного назначения будет выше чисто военного, а особенно боевого назначения.

И это объективная реальность нашего дня.


Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу

©2016 Igor Popov

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
счетчик посещений