Попов И.М.

В Киеве точка невозврата пройдена
Ситуация в Украине глазами военного аналитика

Данный материал в сокращенном виде опубликован в газете "Независимое военное обозрение" в статье "В Киеве точка невозврата пройдена". К сожалению, при сокращении материала были опущены некоторые очень важные (на мой взгляд) моменты и графики, которые абсолютно необходимы для понимания текста. Ниже опубликована полная версия авторского материала.
Ситуация в Украине с каждым днем и даже часом становится все более напряженной. Судя по всему, центральная власть уже не может ничего сделать, чтобы изменить положение в свою пользу, а оппозиция уже фактически перешла определенный рубеж - рубеж невозврата, и теперь дороги назад у нее просто нет. Точкой невозврата стала пролитая кровь. И, в принципе, абсолютно неважно, кто и как погиб – намеренное убийство, трагическая случайность или подлая провокация. Технологический прием любой революции един: нужны жертвы, которые объявляются национальными героями, падшими в священной борьбе за свободу и независимость, которые становятся символами революционной борьбы. А дальше – отработанные до совершенства технологии свершения переворотов и революций.

Естественно, начавшийся внутригосударственный конфликт в Украине имеет свои корни и обоснования, которые кроются в политике, экономике, истории, национальной психологии, амбициях политических элит и интересах сложившихся властных кланов. Выступающие с экранов телевизоров и на страницах печатных СМИ российские эксперты и политики, снисходительно рассуждающие о ситуации в Украине, много говорят на эту тему, свысока дают советы, что и как делать. Одновременно, российские СМИ как то уж очень непредвзято-настойчиво демонстрируют нам только оппозиционеров-«майдановцев». Власть в Киеве называет их «боевиками», но они не прячут своих лиц, охотно дают интервью, даже российским новостным каналам, в то время как украинские «силовики» скрывают лица масками. Имена погибших оппозиционеров тиражируются по всему миру, а о подло убитых милиционерах сообщается стандартно-бесстрастно: «Погиб один милиционер». Что же происходит? Кто кого боится? Контролирует ли правительство ситуацию в Киеве и областных городах западных областей? Где же, наконец, сам украинский народ? Что думают, что говорят граждане страны?

Десятки вопросов повисают в воздухе без ответа. И только время расставит все точки над «и». Одно уже сегодня вполне очевидно: политический кризис в стране окончательно перерос в стадию внутриполитического конфликта со всеми вытекающими из этого выводами.

А коли это так, то, как нам представляется, будет уместным проанализировать ситуацию в Украине через призму конфликтологии, точнее - теории асимметричного конфликта. Постараемся сделать это максимально беспристрастно, и минимально политизированно – с точки зрения «голой аналитики». Реальная аналитика не имеет права на личные симпатии и субъективные оценки: ее удел говорить правду, которую так не хотят слышать властные элиты.

Асимметричный конфликт в Украине

Даже для неспециалиста, далекого от тонкостей большой политики, вполне очевидно, что события, разразившиеся в сегодняшней Украине, чем-то очень напоминают события «Арабской весны» и многочисленных «цветных революций» последних лет. Более того, определенные аналогии всплывают при непредвзятом анализе ситуации в Украине с событиями лета 1991 года в Москве. А была еще когда-то единая Югославия, развалившаяся как карточный домик, похоронив под своими обломками жизни и судьбы тысяч и тысяч людей.

Это поразительное сходство имеет много разнообразных объяснений, но нестандартно мылящим военным аналитикам, отслеживающим новые моменты в развитии военно-политической обстановки в мире, вполне очевидно: во всех этих случаях имеет место асимметричный конфликт, имеющий свои специфические закономерности зарождения, развития, хода и исхода.

В конкретной ситуации нынешнего внутригосударственного конфликта в Украине сильной стороной, естественно, выступает легитимная государственная власть, а слабой – негосударственным актором – политическая оппозиция.

Ситуация в Украине развивается по определенному сценарию, и совершенно не важно, где и когда этот сценарий написан и кем утвержден. Каждое новое сообщение из Киева для специалистов не является чем-то неожиданным. Типичная тактика и стратегия действий политической оппозиции, перешедшей от слов к делу – к стадии активного внутригосударственного конфликта.

Конфликт вспыхнул так же неожиданно для властей, как и первый снег ежегодно для коммунальщиков. Все было так планово и размеренно, и вдруг – на тебе, горящие автомобильные покрышки в центре столицы, тысячи откуда-то взявшихся боевиков. Только не надо говорить, что радикальные националистически настроенные силы в Украине никогда не предупреждали о своих намерениях и амбициях!

Существуют очевидные вещи, которые видны любому, обладающему элементарной логикой человеку. Ну, например, всем понятно, что без жесткой централизованной системы управления невозможно собрать на площади тысячи людей. Кто-то должен организовать питание, обогрев, доставку воды, функционирование туалетов, первую медицинскую помощь. Кто-то должен указать, кому и куда свозить автомобильные покрышки, где и как их укладывать, в какой момент поджигать. И еще сотни аспектов деятельности. Без четкой организации здесь не обойтись, но даже и этого мало. Нужны кадры профессиональных идеологов-воспитателей для работы среди боевиков. Требуются кадры опытных, в военном отношении грамотных руководителей. А как обойтись без разведки, без вербовки своих сторонников в рядах правоохранительных структур? Кто-то должен отвечать на контакты со СМИ и зарубежной общественностью. Нужна собственная контрразведка, чтобы блюсти «чистоту своих рядов». Кто-то должен формировать потоки финансовых средств, чтобы, как минимум, выдавать «гонорар» боевикам. А разве не нужна координация акций в Киеве с антиправительственными выступлениями в других регионах Украины?

Конечно, ни о какой «самоорганизации народа» речи быть не может. Конфликт в Украине – спланированная, хорошо организованная и подготовленная силовая акция определенных радикально настроенных сил (в стране и за ее пределами), целью которых является приход к власти, перераспределение материальных и финансовых ресурсов между олигархическими кланами и коренное изменение системы приоритетов внешней политики государства, прежде всего на российском направлении. Другое дело, что оппозиция в Украине достаточно разношерстна, и найти консенсус даже в своих рядах ей будет нелегко. Очевидно только то, что политические деятели, официально представляющие оппозицию, сами не имеют всех рычагов управления над «джинном, выпущенным из бутылки». Создается впечатление, что за ними стоят некие «кукловоды», которые предпочитают находиться в тени.

Ощущение недосказанности – именно так можно охарактеризовать весь объем информации о происходящих сегодня в Украине событиях.

На «голубых» экранах конфликт в центре Киева подается как столкновение народа с органами правопорядка. В этом ключе, естественно, народ – хороший, а милиция и спецназ – плохие. Отсюда логичен и другой вывод: раненый боевик – это герой, а убийство милиционера – это подвиг. Тот, кто как бы ненароком сформировал такую «картинку» в общественном сознании, – великий манипулятор.

Первыми, традиционно, «с тонущего корабля» начали бежать дипломаты, представляющие интересы Украины за рубежом. Эти «героические побеги» свидетельствуют только об ущербной кадровой работе дипломатического ведомства страны, но раздуваются на Западе и преподносятся в качестве симптомов краха режима. Но вслед за дипломатами следует ожидать аналогичных шагов и от представителей других государственных структур, в том числе и «силовых» ведомств. Свое слово еще не сказала Верховная Рада Украины, но единства и полной поддержки В. Януковичу она, скорее всего, не проявит.

Стороны начали классическую игру взаимных обвинений в провокациях и несоблюдении договоренностей, которая, в любом случае, идет в ущерб легитимной власти.

Обе стороны говорят о многочисленных так называемых «титушках», роль которых очень неоднозначна. Кто они, на кого играют, кто реально может воспользоваться итогами их провокаций в Киеве – большой вопрос.

Среди украинских экстремистов появляются иностранные граждане, и эта тенденция явно будет нарастать. Среди них могут быть представители разных сил: теоретики «Отпора», профессиональные боевики, агенты влияния, сотрудники зарубежных спецслужб, «дикие гуси», боевики «террористического интернационала», патологические авантюристы. Обязательно активизируются правозащитные, неправительственные и иные гуманитарные организации, в том числе международные, представители которых неизбежно очень скоро появятся на улицах Киева.

А вот уже и Гриценко, бывший министр обороны Украины, по старой памяти отдает приказ гражданам страны взяться за оружие и встать на борьбу с официальной властью.

Кстати, а где вообще Вооруженные Силы Украины, с кем они? Если власть считает, что армия имеет только внешнюю функцию, а наведение порядка на улицах родной столицы – дело милиции и правоохранителей, она ошибается.

Нельзя закрывать глаза на реальность: армия во внутригосударственном конфликте всегда является если не главной, то одной из приоритетных целей информационного воздействия оппозиции. Технологии государственных переворотов и «цветных революций» не обходят армию стороной. Задача оппозиции двояка: с одной стороны, всеми мерами обеспечить ситуацию, когда армия остается в казармах, с другой стороны, - завербовать своих сторонников (пусть даже немногочисленных!) в армейских рядах. Последним, в случае успеха, уготованы высокие должности, лампасы и теплые кабинеты. Всегда найдутся те, кто польстятся на это!

Армия – самый мощный инструмент силового решения любых политических проблем. Ее задействование во внутригосударственном конфликте – опасная акция, чреватая самыми серьезными последствиями для государства. Именно поэтому к этой мере так боятся прибегать ответственные политики, но так легко об этом говорят политические экстремисты. Поэтому вполне можно ожидать провокационных нападений на воинские гарнизоны и казармы. Не исключены нападения на отдельных военнослужащих и членов их семей.

Средства массовой информации приносят и другие тревожные, фактические фронтовые сводки.

Захваты государственных учреждений в Киеве и других городах страны. Следует ожидать также захвата средств массовой информации, государственных и независимых телевизионных и радио передатчиков. Логично выглядит и прямое обращение оппозиции через захваченные СМИ к «мировой общественности».

Не исключено установление контроля над городскими и региональными объектами электроснабжения и отопления, что имеет критически важное значение именно зимой. «Внеплановые» отключения электричества – отличный рычаг воздействия на сознание и поступки колеблющихся, пассивных, слабых.

В качестве потенциальных объектов захвата могут быть аэропорты, вокзалы, крупные транспортные магистрали, имеющие стратегическое значение. В частности, для того, чтобы воспрепятствовать выводу войск и техники из мест постоянно дислокации, если вдруг власть решится на применение силы.

Попытка захвата оппозицией атомной электростанции, о которой сообщил депутат Верховной Рады Украины Олег Анатольевич Царев прямом эфире телеканала «Россия 24» вечером 24 января с.г., создала прецедент, который может иметь очень серьезные для Украины последствия. Речь идет вовсе не об угрозе техногенной катастрофы, сравнимой с Чернобылем. Какими бы невменяемыми не были боевики, брошенные на захват объектов атомной промышленности, они не осмелятся вмешаться в работу атомных реакторов. Им не за это деньги выплачивают. Но такие акции являются прекрасным поводом, например, для НАТО, с которой у Украины есть очень тесные партнерские программы, «в трудную минуту» оказать помощь, направив для защиты важных и техногенно опасных объектов инфраструктуры свои воинские контингенты. А если еще будет официальное приглашение со стороны украинских властей (или оппозиции) – тогда и все мировое сообщество подключится к операции по стабилизации на территории Украины.

Эксперты выдают различные варианты развития обстановки в Украине – от самых кроваво-пессимистичных до классического русского «Пронесет!». Очень хотелось бы надеяться, что в ближайшее время в Киеве будет найдено политическое решение, которое будет поддержано всеми сторонами и встречено с одобрением всем народом.

Конечно, международные посредники могут в этом помочь, но, честно говоря, как-то странно выглядит вообще сама идея приглашать арбитрами в своем внутреннем деле кого-то со стороны. Любое государство гордится своим правом, закрепленным международным законодательством, на невмешательство в свои внутригосударственные дела. Хотя «варягов» славянам приглашать не впервой…

И все же. Оппозиция после всего того, что свершено, не пойдет ни на какие уступки власти. Власть, если она себя позиционирует как власть, не имеет права уступить. И что это? Патовая ситуация?

Фактически, официальная власть уже проиграла. Сам факт переговоров президента суверенной страны с внутренней радикальной оппозицией возводит последнюю до уровня субъекта политики, равного по статусу самой власти. Это – переговоры двух равных политических сил, что фактически означает двоевластие. Однако в контексте реальностей взаимоотношений сильного и слабого, такое положение дел равнозначно поражению сильного.

Формула победы

В любом конфликте, и Украина не является исключением, каждая из сторон стремится только к одному – одержать победу. С военной точки зрения, победа обеспечивается преимуществами каждой из сторон. Собственно, сущность военных действий как раз и заключается в попытке достичь преимуществ над противником, нанеся ему ущерб, заняв более выгодные рубежи, лишив его ресурсов и т.д.

«Независимое военное обозрение» обращалось к теме победы в военном конфликте в материале «Формула победы выведена штыком на поле брани» (НВО, 26.04.2013 г.), и представленный там подход логично применить для анализа ситуации в Украине.

В наиболее общем виде противоборствующие стороны представляют собой две взаимодействующие системы, каждая из которых очень и очень условно характеризуется четырьмя основными переменными факторами и одним динамическим фактором.

Основные факторы, характеризующие каждую из противоборствующих сторон, лежат в материальной, моральной, информационной и когнитивной сферах. Они изменяются во времени, прежде всего под воздействием противника, и поэтому отнесены нами к переменным факторам. Несколько в стороне стоит элемент случайности на войне, изменчивый и динамический по своему характеру.

Материальным фактором применительно к ситуации в Украине является совокупность сил и средств силового противостояния во внутригосударственном конфликте. Для власти это – личный состав всех «силовых» структур, комплекты военной и специальной техники, летальные и нелетальные средства поражения. Кроме того, в разряд материального фактора для официального Киева входят все проправительственно настроенные общественные и иные организации, а также население страны, не разделяющее взгляды оппозиции. Для оппозиции материальный фактор выражается в численности вооруженных отрядов, оснащенности их боевыми, техническими и подручными средствами поражения, численности поддерживающего боевиков населения. Материальный фактор в асимметричном конфликте по умолчанию «работает» в пользу сильной стороны, т.е. официального Киева.

Моральный фактор в «чистом» виде характеризует моральный дух конфликтующих сторон. В условиях любого внутриполитического конфликта оценить роль и значение этого фактора всегда трудно. Преимущество сильной стороны, т.е. официального Киева, обусловливается, по большому счету, тремя факторами: политической волей власти, поддержкой населения страны и моральным духом личного состава «силовых» структур. Даже невооруженным взглядом видно, что здесь есть проблемы. Твердости и политической воли официальному Киеву явно не хватает. Заигрывание с оппозицией и попустительство ей принесли явно противоположные результаты. Поддержка нынешнего руководства страны со стороны населения не очень высокая. Другое дело, что население восточных и южных районов Украины не приемлет радикально-националистическую идеологию оппозиционных сил. Фактически, население Украины расколото по вопросу отношения к России, русскому языку, нашей единой истории, а судьба режима В. Януковича здесь не при чем. Моральный дух «силовиков» - уравнение со многими неизвестными. Но череда тревожных сигналов для официального Киева растет: отмечаются переходы на сторону оппозиции бойцов «Беркута»; оппозиция запугивает милиционеров физической расправой и обещаниями убить жен и детей тех, кто защищает правительство страны. Страшно то, что эти угрозы приводятся в действие. Будет ли высоким моральный дух личного состава «силовых» структур, если в условиях бандитского беспредела правительство проявляет трусость? Неизбежное в связи с этим падение морального духа «силовиков» чревато такими явлениями, как предательство и дезертирство, сдача в плен и капитуляция. Слухи и сплетни, которые расходятся по стране кругами, тоже играют на руку оппозиции. По крайней мере, повышению морального духа «силовиков» они никак не способствуют.

В результате, моральный фактор сегодня однозначно играет в пользу украинской оппозиции.

Информационный фактор в современных конфликтах приобретает все более важное значение. В конечном счете, он олицетворяет собой то, как воспринимаются стороны конфликта среди разных слоев и социальных групп внутри страны и на международной арене.

Информационная борьба проигрывается официальными властями Украины с треском, что, в принципе, и не удивительно. Авторитет всех ветвей власти и уровень доверия властям в Украине крайне низкие, чего стоили регулярные рукопашные схватки в Верховной Раде еще в «мирном» Киеве. На международной арене информационная война официальным Киевом уже давно проиграна, а последний визит Президента В. Януковича в Москву и его переговоры с руководством России «переполнили чашу терпения» Запада.

Как ни странно, информационная поддержка официальному Киеву в самой России тоже неоднозначна. Вроде, новости из Киева не сходят с первых полос, но все репортажи оттуда тяготеют к так называемому «объективизму». Когда-то мы это уже проходили, ровно 20 лет назад на российских телеэкранах часто мелькали бородатые физиономии «борцов за свободу» из Чечни. Проигранная тогда Москвой информационная война обернулась очень большой кровью и трагедией для миллионов людей. Чего явно не хватает в информационном пространстве – так это информации о том, что предпринимает законно избранная власть. Во всех новостях – только интервью с боевиками, «комендантами» захваченных государственных учреждений, лидерами оппозиции. Матрица Украины

Когнитивный фактор сложнее всего оценить в любом конфликте. Он характеризует когнитивные способности руководства обеих сторон: уровень адекватности восприятия информации, способность осознавать и понимать обстановку и, что самое главное, принимать эффективные стратегические решения. В отличие от других факторов, когнитивный аспект очень субъективен и индивидуален. И именно в этой ошибка одного человека (лидера) может подвести всю систему к краху. На «когнитивном поле боя» происходящего в Украине конфликта преимущества – на стороне оппозиции. Пусть даже сегодня лидеры «майдана», может быть, сами не знают, что делать, но создается устойчивое впечатление, что у них есть понимание стратегической цели. Есть ощущение, что при необходимости их кто-то грамотно подправит: приедет очередной представитель Евросоюза или заокеанский вояжер и решит проблемы. А вот действия президента Украины В. Януковича не отличаются ни глубиной анализа, ни дальновидностью, ни эффективностью. Возникает вопрос, есть ли в его окружении грамотные управленцы, толковые аналитики, знающие специалисты. Неужели, заигрывая с националистами, ни сам Президент, ни его команда не проигрывали сценарии возможных организованных антиправительственных выступлений оппозиции.

Почему же среди украинских государственников нет никого, кто хотя бы в переводе прочитал работы З. Бжезинского, С. Хантингтона, Дж. Шарпа, М. ван Кревельда, Э. Люттвакка и других специалистов? Есть ли вообще в команде Президента Украины кто-то, кто мог бы подсказать пути достойного для государственной власти выхода из когнитивного тупика? Итак, оппозиция укрепляет свое когнитивное превосходство, переигрывая правительство, каждый день подбрасывая новые головоломки и организуя очередные когнитивные ловушки для власти.

Ну и, наконец, фактор случайности, который является неотъемлемой характеристикой любого конфликта. Невозможно предвидеть и предусмотреть все варианты развития обстановки. Это – «игра» со многими неизвестными, победа в которой иногда может зависеть от случайных факторов.

Бессмысленно строить какие-либо прогнозы на основе фактора случайности. Он, как правило, возникает внезапно и непредсказуемо, однако может быть запрограммирован, подготовлен одной из сторон заранее. Наиболее вероятным его проявлением может стать некая внешнеполитическая акция Запада против официального Киева, в результате которой В. Янукович подает в отставку и отправляется «писать мемуары». Нельзя исключать даже военно-политического вмешательства в дела Украины – по приглашению признанного Западом (а, значит, легитимного!) нового лидера новой страны.

Таким образом, даже поверхностный анализ ситуации в Украине позволяет нам графически отобразить тенденции развития этого асимметричного конфликта (Рис 1). Прямо скажем, перспективы вырисовываются для официального Киева не очень радужные…

Процесс пошел…

Каковы варианты развития конфликта в Украине в ближайшей перспективе? Формальный анализ, в действительности, позволяет выделить не так уж и много возможных в принципе вариантов (Рис. 2). Матрица Украины

Вариант «Авось». Конфликт как-то разрешится с сохранением украинской государственности. Два возможных подварианта тоже понятны: или на почве некоего компромиссного политического решения сторон (с В. Януковичем, или без него), или как результат решительных и неизбежно жестоких («варварских») действий сторон. Возможно ли сторонам нынешнего конфликта разойтись «полюбовно»? Такая возможность представляется достаточно маловероятной. Трудно поверить, что боевики в мгновение ока могут превратиться в законопослушных граждан и мирно разойтись по домам. Невозможно вообразить, что идеологически одурманенные молодчики сами разорвут портреты Бандеры и проклянут ветеранов дивизии СС «Галичина». Равным образом трудно представить, что население восточных и южных регионов Украины отречется от русского языка и культуры. Таким образом, даже если сегодняшнюю ситуацию в Украине удастся чудом «рассосать», рецидивы неизбежно возникнут в будущем.

Единственный вариант разрешения конфликта, который сейчас устраивает оппозицию, предполагает устранение нынешней власти сверху донизу. Даже если будет найден некий компромисс, предполагающий сохранение за некоторыми второстепенными представителями нынешней власти их должностей, ситуация будет однозначна: в Украине будет новый Президент, Парламент, Правительство. И, наверняка, будут еще репрессии по отношению к «лоялистам» бывшей власти. В любом случае страну ждет тяжелый период политического, экономического, культурного, социального, психологического и ментального «переформатирования».

Чтобы не допустить этого, чтобы сохранить себя и государственность, официальный Киев в вышедшей из-под контроля ситуации должен принять очень жесткие, «варварские» меры по отношению к оппозиции. Но здесь, как мы уже говорили, время катастрофически упущено. Фактор времени «работает» против власти.

Вариант «Развал». Внутриполитическая обстановка в Украине обострится до такой степени, что крах единой украинской государственности станет неизбежен. Подварианта опять же два: кровавая гражданская война и хаос (югославский вариант) и «цивилизованный развод» (по типу бывшей Чехословакии).

Кто будет выступать в качестве действующих лиц в возможной гражданской войне – вопрос отдельный. Многое будет зависеть от зрелости нынешней власти, единства рядов оппозиции, поддержки народа, позиции армии, международной обстановки, позиции России в том числе.

Если власть применит силу против оппозиции и будет успешна в своих действиях, то оппозиция, подобно раненому зверю, затаится, схоронится, уйдет в леса и горы, чтобы собрать больше сил под свои знамена. Но потом она опять вернется на улицы Киева.

Если применение силы против оппозиции обернется провалом и большим кровопролитием, судьба лидеров Украины может быть очень трагичной. У всех еще в памяти суд над Слободаном Милошевичем, охота на Саддама Хусейна и гибель Муамара Каддафи. И хотя прямые параллели и сравнения здесь неуместны, толпе и Западу нужен будет тот, кто ответит за пролитие крови. «Зрелища» востребованы издревле…

Подвариант «цивилизованного развода», зная настроения оппозиции, сегодня кажется маловероятным, хотя это могло бы стать наилучшим выходом из ситуации. Но хватит ли силы духа, мудрости и реализма у народов Украины и его лидеров (кеми бы они ни были), чтобы «разойтись» цивилизованно, подобно тому, как это сделали в свое время чехи и словаки, – вопрос открытый. Многое будет зависеть от того, какую позицию займет та часть населения Украины, которая настроена против нынешней радикально-националистической оппозиции. Фактически, это – третья сила, но сила неорганизованная, лишенная лидеров, не имеющая (по крайней мере пока) четкой позиции и явной поддержки со стороны России.

Таким образом, возможные варианты развития обстановки в Украине выглядят достаточно тревожно.

Возможна ли в этих условиях победа сильной стороны, под которой в условиях конфликта понимается официальная власть? Вопрос – не простой.

Теория асимметричного конфликта, активно разрабатываемая на Западе, трактует, что в моральном отношении конфликт сильной и слабой сторон по умолчанию всегда дает выигрыш слабому противнику. Каков же может быть эффективный ответ сильной стороны на действия слабой стороны в асимметричном конфликте?

Американский эксперт И. Арегуинн-Тофт, автор исследования «Как слабый побеждает в войне: теория асимметричного конфликта», дает единственный проверенный временем рецепт победы для сильного: прибегнуть к «варварской» стратегии – жестоким репрессиям.

Общепризнанный в мире «гуру» в области военной стратегии М. ван Кревельд в книге «Трансформация войны» прямо пишет: «… борьба со слабым противником унижает того, кто ее ведет, и, таким образом, лишает оснований саму цель этой борьбы. Тот, кто уступает слабому сопернику, — проигрывает; и тот, кто одерживает победу над ним, — тоже проигрывает. В таком предприятии не может быть ни выгоды, ни чести. … Для сильного единственным выходом будет одержать быструю победу, дабы избежать худших последствий собственной жестокости; единичный акт беспощадной жестокости в итоге может оказаться более милосердным, чем продолжительное ее сдерживание. Ужасный конец лучше, чем бесконечный ужас, и вдобавок такая тактика намного эффективнее». Это – мнение израильского эксперта, а соглашаться с ним или не соглашаться – каждый делает свои выводы.

Судя по всему, официальными властями Киева возможность решения проблемы применением механизма так называемой «варварской» стратегии (т.е. решительными и жесткими мерами) давно упущена. Националистические силы в Украине, круто замешанные на идеях русофобии, откровенного фашизма и псевдоевроинтеграции, не только не встречали отпора со стороны власти и населения страны, но и фактически поддерживались на государственном уровне. И вот «мальчик вырос». Если что-то и вызывает удивление, то только одно: отчего он так долго рос.

В создавшейся патовой для политической власти Украины ситуации, как нам представляется, возможен только один выход, который также диктуется основами теории асимметричного конфликта. Сильная сторона в ответ на асимметричные действия слабой стороны должна пойти на асимметричные действия со своей стороны. Эти ответно-асимметричные действия властей должны сломать логику развития конфликта, и позволить власти выступить в качестве «третьей стороны» - своеобразного арбитра. Практически, это может выражаться в том, что на «игровом поле» конфликта вдруг появляется новый сильный игрок – например, некие «боевые отряды» из восточных регионов страны, которые выступят против оппозиции, хотя и не в поддержку правительства. Вот тогда у официального Киева появляется повод и предлог для ужесточения мер внутригосударственной безопасности в Украине. Есть и другие варианты. Что именно сделать и насколько это реально – вопрос к тем, кто сейчас отвечает за судьбу Украины.

Другими ловами, если обратиться к нашей схеме победы в конфликте, официальный Киев должен переиграть нынешнюю оппозицию, прежде всего, на когнитивном поле и закрепить этот успех на информационном поле.

«По ком звонит колокол?»

Английский поэт Джон Донн еще в XVII веке философски-глубокомысленно написал: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа…, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе». В середине ХХ века Эрнест Хэмингуэй использовал строки Джона Донна в качестве названия своего знаменитого романа, посвященного Гражданской войне в Испании.

Не пришло ли время прислушаться к звону колокола сегодня?

В свое время автору этих строк довелось общаться с одним из высокопоставленных руководителей в сфере обороны государства и излагать ему свои взгляды на опасность оформившегося в мире феномена: инициирование внутригосударственного конфликта и перевод его в войну нового типа – войну управляемого хаоса. Реакция официального лица была неожиданной: «Вы что, к революции призываете?» Объяснения, что аналитика беспристрастна, и не надо ее путать с лозунгами на баррикадах, тогда не были восприняты.

Год назад всполохи войн нового типа происходили далеко от наших границ. Но вот они уже совсем близко. А что Россия может сделать, если вдруг на территории нашего южного соседа вспыхнет гражданская война. Давайте не будем обманывать себя: внутригосударственный конфликт не ограничивается географическими рамками отдельно взятого государства. Мировой опыт свидетельствует о том, что волны беженцев выплескиваются за пределы национальных границ в соседние страны региона. Неужели кто-то верит, что Россия может оказаться в стороне от такого развития событий? Сколько беженцев, в большинстве своем этнических русских, вынуждены будут спасаться бегством, нам сегодня знать не дано. Но уже ясно, что среди них будут, в частности, родные и близкие бойцов «Беркута», которыми власть, судя по всему, в какой-то момент может пожертвовать.

А если это так, то готова ли Россия развернуть соответствующие лагеря для беженцев (заметьте, в условиях крайне низких зимних температур).

Другой ракурс: против Украины под тем или иным предлогом мировым сообществом, или Евросоюзом будут приняты санкции, которые уже стали типичным рычагом давления Запада на неугодные правительства и силы. Что тогда предпримет Россия, каков будет наш ответ тому самому «мировому сообществу»? К сожалению, при любом варианте развития обстановки Россия окажется проигравшей.

Но это – только часть проблемы. Войны управляемого типа, которые именуются экспертами по-разному – «войны 4-го поколения», малые войны, «войны серой зоны», асимметричные войны – это не гипотетические угрозы, а современная реальность. Готовы ли наши Вооруженные Силы ментально, организационно, физически и психологически к «неправильным», «нечестным», крайне жестоким военным конфликтам XXI века?

Этот риторический вопрос, конечно же, традиционно останется висящим в воздухе.

Как и звук колокола.

И не надо спрашивать, по ком он звонит…


Вернуться на главную страницу

©2014 Igor Popov

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
счетчик посещений