Глава 1.
Развитие системы обеспечения внутренней безопасности зарубежных государств
после второй мировой войны

1. Внутренняя безопасность государства: понятия и принципы зарубежной школы

"Национальная безопасность обеспечивается военным потенциалом, способным успешно противостоять враждебным или разрушительным действиям извне или изнутри, открыто или тайно".
"Словарь военных и близких к ним по значению терминов", МО США.
Все государства в своей истории сталкивались и сталкиваются с внешними угрозами и вызовами своему существованию. История человеческого общества - это фактически бесконечная история войн. Именно для этих целей суверенное государство имеет свои вооруженные силы. Однако весьма серьезную угрозу существованию государства могут нести и внутренние причины - нарушение в силу тех или иных причин внутриполитической стабильности государства. Исторически для поддержания своей внутриполитической стабильности государства прибегали к использованию силы - вооруженных сил, выполнявших внешнюю и внутреннюю функции одновременно.

Основные идеи использования вооруженных сил для борьбы с внешними и внутренними врагами мы находим уже в древних письменных источниках. В классическом труде древнекитайского стратега У Цзы, жившего в V - IV в. до н..э., содержится глубокая философская мысль на эту тему: "У Цзы сказал: обычно поднимают войско на войну из-за пяти причин: первое - из-за славы; второе - из-за выгоды; третье - из-за накопившихся обид; четвертое - из-за внутренних беспорядков; пятое - из-за голода. Эти причины в свою очередь обусловливают пять видов войск: первое - справедливые войска; второе - насильственные войска; третье - неистовые войска; четвертое - жестокие войска; пятое - мятежные войска" (У Цзы. Об искусстве ведения войны. М., Воениздат, 1957. С.15).

Как видно даже из этих строчек, уже в древности для борьбы с внутренними беспорядками применялись "жестокие войска".

Постепенно в ходе исторического развития в государствах появлялись специальные силы и средства, предназначенные специально для силового обеспечения внутренней стабильности.

Однако история внутригосударственных отношений свидетельствует, что сохранение стабильности через обеспечение динамичного развития, мирным и ненасильственным способом, совершенно не означала полного отказа от применения силы.

Без системы обеспечения внутренней безопасности, обладающей всей полнотой полномочий, власть удержать сложно, особенно в период нестабильности. Так, постепенная трансформация британской, французской, испанской и др. колониальных держав происходила не только в легитимных, цивилизованных формах, а иногда сопровождалась вооруженными конфликтами, вспышками агрессивного национализма, острой политической конфронтацией. В еще более сложных формах происходило проявление этих процессов при распаде Советского Союза.

Послевоенная эпоха стала свидетельницей мощного подъема национальных, сепаратистских движений во всем мире. Нет континентов и стран, где бы они в той или иной степени себя не проявили. Это относится и к так называемым "благополучным" государствам (Квебек в Канаде, Шотландия и Уэльс в Великобритании, Корсика во Франции, Баскония в Испании, индейские и эскимосские проблемы в США), и к уже традиционным "горячим" точкам планеты (тамилы в Шри-Ланке, сикхи, кашмирские племена в Индии, уйгуры, тибетцы, монголы в Китае, греки и турки на Кипре, межплеменные и расовые войны в странах Африканского континента - Сомали, Чаде, Эфиопии, Мозамбике, Анголе, ЮАР и т.д.). К их числу в последние годы добавились очаги этнополитической напряженности на территории постсоветского пространства и непосредственно на территории России (Чечня). Во всех этих конфликтах наряду с мирными, политическими применяются силовые методы урегулирования обстановки, используются в той или иной форме внутренние войска и им подобные структуры а также и вооруженные силы государств.

В настоящее время в различных странах накоплен определенный опыт применения внутренних войск и структур им подобных, а также вооруженных сил при массовых беспорядках, в борьбе с терроризмом, преступностью, в деле разоружения и ликвидации незаконных вооруженных формирований.

На основе этого опыта во многих, особенно развитых демократических государствах, таких как США, Великобритания, Франция и ряд других, разработаны правовые документы, определяющие роль и место как структур, подобных внутренним войскам, так и вооруженных сил в системе внутренней безопасности этих государств.

За последние два с лишним десятилетия в мире имело место около сорока различных военных конфликтов, большую часть из которых составили внутригосударственные. По данным СИПРИ, в 1993 г. в различных регионах планеты имело место 34 внутригосударственных конфликта [Международная безопасность и разоружение. Ежегодник СИПРИ 1994 г. Сокр. перев. с англ. М., 1994. С.56.]. В 1994-1995 гг. зона этих конфликтов все больше распространялась как на территорию СНГ И России, так и на другие страны. В результате к этим конфликтам добавились военные акции в Чечне, Йемене и др. государствах..

События последних десятилетий поставили проблему внутригосударственных конфликтов на одно из первых мест как в западной, так и в отечественной науке. Однако западная конфликтологическая и военная наука оказалась в большей степени готова к теоретическому осмыслению этой проблемы, чем отечественная. По большому счету у нас конфликтология не существовала как научная дисциплина. В силу этого еще не сформировано четкого представления о понятии конфликта, особенно внутригосударственного. Поэтому при разработке этой проблемы нам, в большей степени, придется обращаться к западным конфликтологическим теориям.

Методологической основой теории и практики урегулирования внутригосударственных конфликтов в западных странах является общая теория конфликта. Она занимается анализом всех форм со-циального конфликт: политических, экономических, межличност-ных, а также всеми типами и разновидностями современных межго-сударственных и внутренних кризисов и конфликтов, в том числе войн и вооруженных конфликтов. Общая теория конфликта составляет ядро западной конфликтологии и социологии конфликта.

Предметом общей теории конфликта является изучение с точки зрения политологии причин возникновения, условий протекания и разрешения социального конфликта. Наиболее распространенным определением этого понятия в западной науке можно считать формулировку, данную американцем Л.Козером: "Социальный конфликт это борьба за ценности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьба, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника" (Сoser L. The Functions of Social Conflict. N.Y., 1956. P. 56).

Исходя из положений общей теории конфликта, понятие "внутригосударственный конфликт" отражает разновидность соци-ального, а точнее - политического конфликта, который происходит вокруг проблем власти и влияния. В силу этого внутригосударственный конфликт имеет все характерные черты, присущие как социальному, так и политическому конфликту.

Однако отличительной особенностью этого вида конфликтов является то, что они происходят внутри государства. Соответственно, конфликтные отношения в данном конфликте носят внутригосударственный характер.

В послевоенный период в США и Великобритании понятие "внутренний конфликт" в основном рассматривалось применительно к вооруженным конфликтам на территории других стран, и поэтому оформилось в рамках "теории международных отношений".

Господствующее положение в ней занимает научная школа "политического реализма", основанная американским ученым Г.Моргентау, которая ставила конфликт в центр этих отношений.

Впоследствии понятие "внутренний конфликт" стало рассматриваться применительно к территории своего государства, формами проявления которого стали считаться "народные (массовые) волнения", "гражданские беспорядки", "терроризм" (внутренний) и т.д.

Западная конфликтология рассматривает каждый конфликт, в том числе и "внутренний", как систему, включающую субъекты конфликта, отношения между субъектами конфликта и объект (предмет) конфликта (Krisberg L. Social Conflicts. Prentice-Hall, 1982).

Субъектами внутригосударственного конфликта, по мнению западных конфликтологов, могут быть любые субъекты полити-ческого пространства внутри государства: правительство, оппо-зиция, различные политические и национальные партии, организа-ции, движения, а также радикально настроенные социальные, эт-нические и террористические группы.

Согласно основным теориям западной конфликтологии, главным атрибутом субъектов конфликта является сила. Под ней понимается способность одного субъекта конфликта заставить или убедить другого субъекта конфликта сделать то, что в другой ситуации он делать не стал бы. Иными словами, сила субъекта означает способность к принуждению (Coser L. The Functions of Social Conflict).

Понятие "силы" государства в западной науке не сводится только к его армии и носит комплексный характер. Г.Моргентау выделял в этом понятии девять факторов, включая и промышленные возможности, и "качество" правительства и др. Однако к числу основных компонентов "силы" государства , несомненно, относится и военная сила, и дополняющие ее силовые компоненты.

Вторым атрибутом субъектов внутригосударственного конфликта является его положение (позиция) в общей системе политических отношений, которая зависит как от силы, так и от поддержки со стороны других субъектов этих отношений.

Отношения между субъектами внутригосударственного конфликта (конфликтные отношения) носят характер противоборства и враждебности. В зависимости от сфер проявления они могут делиться на: политические, экономические, социальные, военные и т.д.

С учетом этого из всего спектра внутригосударственных конфликтов необходимо выделить те из них, которые носят вооруженный характер, а именно внутренние вооруженные конфликты.

Спецификой такого вида внутригосударственных конфликтов явля-ется, во-первых, применение теми или иными его субъектами во-енной силы, а, во-вторых, значительная опасность, которую они представляют для стабильности государства и жизни отдельных граждан.

По мнению западных политологов, наибольший интерес при исследовании вооруженных конфликтов, в том числе и внутренних, имеет анализ понятия "кризис", который представляет высшую фазу развития конфликта. Именно кризис является тем "порогом", за которым конфликт начинает переходить в вооруженную фазу. В самом общем виде переход от кризисной стадии конфликта к вооруженной борьбе может быть представлен следующим образом: резкое обострение противоречий; восприятие событий как невозможность их разрешения обычными средствами; принятие по меньшей мере одной из сторон в конфликте решения об использовании вооруженной силы; практическое применение вооруженного насилия; переход системы в новое состояние.

Важность понятия кризиса во внутригосударственных отношениях обуславливает тот факт, что в западной конфликтологии в большей степени употребляется определение "внутригосударственный кризис", нежели "конфликт". Все это накладывает определенный отпечаток на характер политических исследований в западной конфликтологии.

Таким образом, исследование понятия "внутригосударственный конфликт" в контексте западной конфликтологии дает нам возможность предложить следующее его определение. "Внутригосударственный конфликт" - это определенное состояние внутригосударственных отношений между двумя или несколькими политическими субъектами, представленными государственными или общественными организациями, а также различными социальными, этническими и религиозными группами, характеризующееся противоборством и враждебностью, с применением мирных или насильственных средств для достижения своих целей. За основу в данном случае взят критерий многоуровневого характера в оценке конфликтных отношений, существующий в западной политологии (глобальный, региональный, межгосударственный, внутригосударственный).

Кроме определения внутригосударственного конфликта целесообразно дать одно из возможных определений внутригосударственного кризиса. "Внутригосударственный кризис" - это одна из высших стадий развития конфликта, свидетельствующая о такой степени обострения конфликтных отношений, когда они приобретают крайне серьезный и трудноуправляемый характер, создавая предпосылки для открытой вооруженной борьбы.

На основании предложенных определений можно сформулировать понятие внутреннего вооруженного конфликта. "Внутренний вооруженный конфликт" - это определенный тип внутригосударственного конфликта, характеризующийся применением вооруженной силы одним или несколькими его участниками.

Анализ западных концепций причинности внутригосударственных конфликтов дает нам право утверждать, что в них просматриваются несколько доминирующих подходов.

Одним из самых распространенных является тот подход, согласно которому внутренние конфликты провоцируются социально-экономическими кризисами в государстве. В этой связи специалисты выделяют следующие причины этих конфликтов: дестабилизация экономической и политической ситуации в стране; правительственные кризисы; ухудшение социального положения основной массы населения, проявляющееся в безработице, низком уровне социального обслуживания, нехватке жилья и т.п. (Coser A. The Functions of Social Conflict. P.45).

Значительное место в западных теориях занимают концепции, объясняющие возникновение внутригосударственных конфликтов этническими причинами. Среди такого рода причин можно выделить: национализм как идеологическое и политическое движение; сепаратистские тенденции, преследующие цель достижения автономии; ирредентистские движения и т.д. (Collins R. Ethnic conflict in international relations. N.Y., 1977. 248 p.).

В качестве других возможных причин, провоцирующих возникновение конфликта внутри государства, ученые выделяют: полити-ческие (борьба между правительством и оппозицией, между центральной и региональной элитами и т.п.), территориальные (по поводу спорных территорий) и другие. Некоторые ученые применяют историко-временной подход к выявлению причин такого рода конфликтов, рассматривая долговременные и кратковременные причины.

Такое многообразие подходов свидетельствует о том, что внутригосударственные конфликты являются сложными социально-политическими процессами, характер которых обусловлен множеством как внешних, так и внутренних факторов.

По мнению западных специалистов, критериями для установления типа внутригосударственного конфликта являются: социально-политическая природа и содержание конфликта; соотношение и расстановка внутренних политических сил; цели и стратегия сторон в конфликте; степень использования вооруженного насилия и т.п.

Исходя из этих критериев, можно выделить следующие типы внутригосударственных конфликтов:
  • социально-политические (гражданские беспорядки, массовые волнения и т.п.);
  • территориально-статусные (требования изменения границ, повышения статуса и т.п.);
  • сепаратистские (требования полной независимости, выхода из состава государства и т.п.);
  • ирредентистские (требования о присоединении этнической группы к другому государству);
  • этнические (между различными этническими группами и т.п.).
  • Возможна классификация внутригосударственных конфликтов по:
  • а) целям - реалистические и нереалистические;
  • б) степени использования военной силы - без использования военной силы, с минимальным (одноактным) использованием военной силы, с использованием военной силы продолжительное время, с элементами партизанской войны против правительственных сил, граничащие или переходящие в гражданскую войны;
  • в) результатам разрешения - конфликты "с нулевой суммой" и "с ненулевой суммой" и т.д.
  • Если вести речь о вооруженных внутригосударственных конфликтах, то в качестве их основных типов военные теоретики Запада рассматривают: народные выступления, партизанские и повстанческие действия, терроризм (внутренний) (FM 100-20. Low Intensity Conflict. Washington D.C., 1981).

    Таким образом, анализ понятия "внутригосударственный конфликт" на основе западной конфликтологии дает основание утверждать, что этот тип конфликта является сложным, многогранным социально-политическим процессом, который несет на себе черты "политического" конфликта. Специфической чертой этого вида конфликтов является то, что они происходят внутри отдельного государства. Соответственно конфликтные отношения в данном случае носят внутригосударственный характер.

    На основании исследования причинно-следственных связей и структурных компонентов этих конфликтов их можно классифицировать по различным критериям: социально-политическим, территориальным, этническим, военным и т.п.

    Наибольшую угрозу государственной стабильности и безопасности несут внутригосударственные вооруженные конфликты, поэтому одной из главных задач руководства любой страны является создание системы обеспечения внутренней безопасности , то есть "механизма защиты" государства от внутренних конфликтов.

    В последние десятилетия внутригосударственные конфликты во многих странах рассматриваются через призму проблем национальной безопасности, считаясь одной из самых серьезных угроз внутренней стабильности и порядку.

    В докладе министра обороны США "Всеобъемлющий анализ: вооруженные силы для новой эпохи" (сентябрь 1993 г.) в качестве реальных и потенциальных угроз интересам национальной безопасности США, наряду со многими другими, отмечались "угрозы малых (часто - внутренних) вооруженных конфликтов". Причем, как уже отмечалось ранее, под внутренними конфликтами американские специалисты понимают как те, которые возможны на территории своей страны (гражданские беспорядки, волнения, внутренний терроризм), так и те, которые происходят на территории других стран, входящих в сферу национальных интересов США. В этом заключается специфическая особенность понимания внутригосударственных конфликтов как угрозы национальной безопасности США.

    Ввиду того, что внутренние конфликты становятся предметом беспокойства руководителей многих государств, учеными ведется поиск механизмов защиты государства от этой внутренней угрозы. Такой механизм заложен в концепциях национальной безопасности многих стран мира. Причем, в них все больше места занимают вопросы обеспечения "внутренней безопасности".

    В новом программном документе "Стратегия национальной безопасности США", утвержденном американским конгрессом в 1994 г., большое внимание уделяется "политике защиты национальных интересов внутри страны", оживлению экономики, поощрению высокоэффективного бизнеса, преодолению безработицы, повышению жизненного уровня нации, борьбе с преступностью, защите жизни и поддержанию личной безопасности американцев.

    Как видно из этого документа, механизм защиты от внутренних опасностей и угроз в США носит интеграционный характер, являясь результатом объединенных усилий всех уровней властей по многим направлениям общественной жизни. К такому пониманию модели внутренней безопасности приближаются многие другие западные страны.

    Одна из наиболее полных интегральных концепций национальной безопасности на Востоке в настоящее время, где базовым компонентом является внутренняя безопасность, разработана в Японии (Серебрянников В.В., Дерюгин Ю.И. Безопасность России и армия. М., 1995. С.107). Смысл ее - в объединении и подчинении интересам обеспечения безопасности усилий государства в самых различных областях (экономической, политической, идеологической, правовой и собственно военной). К такой же системе организации внутренней безопасности приближаются в Южной Корее, на Тайване, в Таиланде, Сингапуре и других странах.

    В большинстве стран Африки сама концепция национальной безопасности находится в зачаточном состоянии.

    Механизм защиты от внутренних угроз, к которым относятся и внутригосударственные конфликты, предполагает использование трех основных способов их предотвращения и устранения.
  • Во-первых, путем социального маневрирования и манипулирования,
  • во-вторых, с применением различных видов насилия,
  • в-третьих, с помощью фундаментальной реконструкции социальной структуры общества.
  • В демократических государствах в большей степени применяется первый и третий способы предотвращения внутренних конфликтов. Тем не менее в большинстве государств чаще всего средства маневрирования применяются в комплексе с насилием в его различных формах, в том числе - вооруженным, которое может выйти на первый план в предотвращении и подавлении внутригосударственного конфликта, в какой бы форме он ни происходил (в виде гражданских беспорядков, внутреннего терроризма, повстанческих действий и т.п.). Практика современных западных демократий вполне подтверждает это. Вспомним, к примеру, беспорядки в Лос-Анджелесе в 1992 г., когда вспышка расовых волнений унесла свыше полусотни жизней, при этом 2116 человек получили ранения. Этот конфликт в США был одним из самых значительных за последние десятилетия.

    В любом государстве проблема обеспечения правопорядка силовыми методами при возникновении внутренних социальных конфликтов всегда относилась к числу наиболее важных. Это и понятно, ведь история показывает, что недостаточная результативность усилий в борьбе с массовыми нарушениями закона порождает в обществе атмосферу страха и неуверенности, подрывает доверие населения к властям и приводит к значительны материальным потерям. Вот почему во многих странах не прекращается интенсивный поиск оптимальных моделей организации и управления силами безопасности, совершенствуется правовая база, стратегия и тактика их функционирования.

    Вооруженные силы ведущих стран мира исторически имели две функции: внешнюю - защиту государства от внешней агрессии; и внутреннюю - защиту государственных институтов от внутренних угроз. Для колониальных империй внутренняя функция вооруженных сил распространялась также и на колонии, даже если формально они имели статус независимого государства. После второй мировой войны распространение внутренних функций вооруженных сил на другие государства, в том числе суверенные, стало основой военной политики Соединенных Штатов. Это проявилось в многочисленных случаях американского вмешательства во внутренние конфликты в различных районах мира за последние полвека. Вследствие этого организационно-штатная структура и боевая подготовка вооруженных сил большинства стран мира предполагает их использование для ведение так называемых "малых войн" от борьбы с террористическими группами до военных действий против регулярных формирований, возникших на базе партизанских отрядов.

    По мере развития и совершенствования теории конфликтологии расширялась трактовка понятия внутренних конфликтов. К ним стали относиться народные выступления, партизанские и повстанческие действия независимо от их социальной направленности. В особый подвид "специфических" конфликтов был выделен "терроризм".

    Под терроризмом стало пониматься преднамеренное использование насилия или угрозы его применения для достижения политических, религиозных или идеологических целей.

    Терроризм как социальное явление стал в последние годы даже предметом рассмотрения отдельной самостоятельной отрасли знаний - вайленсологии (от английского слова "violence" - насилие), которая изучает природу человеческой агрессивности вообще и ее политические проявления в частности.

    Использование ВС США для урегулирования внутриполитических (внутренних) конфликтов явилось одним из основных видов так называемых "специальных операций", теория проведения которых оформилась к середине 80-х годов. Из всего перечня "специальных операций", к которым конгресс США отнес как "прямые боевые действия", так и различные "гуманитарные акции", выделялись и те, которые проводились и в целях урегулирования различных внутренних конфликтов. К ним можно отнести следующие действия:
  • работу с гражданским населением;
  • психологические операции;
  • борьбу с терроризмом;
  • акции, осуществляемые по указанию президента или министра обороны и т.д. (FM 31-20. Техника проведения специальных операций. Вашингтон, 1983. Пер. с англ.).
  • Как показывает анализ, американцы сначала выделяли четыре основные формы использования вооруженных сил в специальных операциях по урегулированию внутриполитических конфликтов.
  • 1. Действия по "обеспечению внутренней безопасности" поддерживаемых режимов (подавление повстанческого движения). Они включают оказание всесторонней военной помощи в обеспечении поддерживаемых сил, ведение психологических операций, действия сил гражданской администрации и т.д.
  • 2. "Борьба с терроризмом" (в том числе и внутренним). При этом основными направлениями этой деятельности считаются антитеррористические и противотеррористические операции.
  • 3. "Операции по поддержанию мира". Они включают действия ВС по контролю за соблюдением многосторонних и двухсторонних договоренностей, выполнение посреднических функций и иных специальных операций, направленных на поддержку политических мероприятий, имеющих целью завершение конфликта на выгодных для США условиях.
  • 4. "Операции в чрезвычайных условиях мирного времени". Эти операции преследуют четко определенные военные, политические, экономические и идеологические цели и осуществляются в сжатые сроки (Paddock A.H. US Army Special Warfare. P. 23).
  • Позднее, по данным зарубежных источников, добавилась и пятая форма использования вооруженных сил во внутригосударственных конфликтах - борьба с проявлениями организованной преступности. Кроме того, в операции "мирного времени" стали включать любые действия: от подавления забастовок до ликвидации последствий стихийных бедствий и защиты судоходства.

    Таким образом, в соответствии с положениями детально разработанной министерством обороны США концепции "конфликтов низкой интенсивности" армия США должна быть готова к осуществлению следующих "политико-военных" функций:
  • обеспечение "внутренней обороны иностранного государства";
  • борьба с терроризмом;
  • проведение миротворческих операций;
  • проведение чрезвычайных операций мирного времени.
  • "Внутренняя оборона, - разъясняется в наставлении армии США "Конфликты низкой интенсивности", - включает все меры, осуществляемые правительством для защиты общества от подрывных действий, беззакония и активности повстанцев. Цель их реализации - создать атмосферу внутренней безопасности и относительного мира". В военно-теоретическом плане концепция "внутренней обороны" была разработана как усовершенствованный вариант существующих методик подавления крупномасштабных антиправительственных выступлений с использованием насилия для реализации новой для армии США задачи - осуществлять усилия по стабилизации внутриполитической обстановки в странах "третьего мира", в отношении которых США предпринимают ограниченные вооруженные акции. Применительно к ситуациям, где дестабилизация внутриполитической обстановки является следствием активности повстанческого движения, реализуется стратегия "внутренней обороны и развития", основывающаяся на интегрировании военных и гражданских программ, объектами воздействия которых являются как незаконные вооруженные формирования, так и местное население.

    Основным элементом "внутренней обороны" являются "гражданские операции вооруженных сил" (military civil action), упоминаемые в нормативных документах министерства обороны и в иной терминологии, хотя содержание их остается неизменным - "использование преимущественно местных вооруженных сил в осуществлении проектов в интересах всех слоев населения в таких областях как образование, профессиональное обучение, общественные работы, сельское хозяйство, транспорт, связь, здравоохранение, санитария и других видов деятельности, способствующих экономическому и социальному развитию, а также улучшению взаимоотношений населения и вооруженных сил" (Зарубежный опыт стабилизации обстановки на территориях осуществления крупномасштабных военных акций. М., Рос. ин-т стратегических исследований. 1995).

    Гражданские операции включают консультативную помощь местным лидерам по вопросам управления, меры по контролю за населением, его изолированию от повстанцев и недопущения их доступа к различным ресурсам, обучение и вооружение местного населения в целях самообороны и, наконец, главное - мобилизация поддержки населения в борьбе правительства с повстанцами путем осуществления программ повышения уровня жизни, общественной информации и "психологических операций". Это означает, что армия, полиция и спецслужбы добиваются восстановления такого уровня безопасности в стране, по достижении которого становится возможным осуществление заранее объявленных экономических, политических и социальных программ, в успехе которых объективно заинтересовано все население.

    К воинским контингентам, осуществляющим акции умиротворения, рекомендуется прикомандировывать гражданских специалистов-психологов, этнографов, юристов и др. специалистов в зависимости от ситуации, которые бы еще в ходе силовой акции готовили соответствующие предложения по наиболее эффективным путям стабилизации обстановки в постконфликтный период (FM 33-1. Психологические операции. Пер. с англ. М., 1988. С.122).

    Ключевые элементы стратегии "внутренней обороны и развития" явились основой для разработки американскими специалистами концепции "гражданских операций вооруженных сил". В соответствии с положениями этой концепции осуществление "гражданских операций" является обязанностью командиров всех степеней армии США. Поскольку указанные операции проводятся в целях нормализации взаимоотношений в системе военные - гражданские власти территории - местное население, координация этой работы представляет собой весьма сложную проблему с изменяющимися в зависимости от эволюции повстанческого движения приоритетами.

    На этапе формирования предпосылок к появлению группировок, делающих для достижения своих целей ставку на насилие, наиболее важным является своевременное осуществление системы социально-экономических мероприятий, способствующих предотвращению выхода повстанческого движения за рамки скрытой фазы, что в свою очередь позволяет задействовать свободные военные ресурсы, которые в противном случае были бы использованы для проведения тактических операций, на приоритетное осуществление гражданских проектов. Иными словами, задачей правительства является перехват инициативы в осуществлении тех изменений в стране (на территории), которых хотят простые люди, поддерживающие в этих целях повстанцев. Главное условие успешной контрпартизанской борьбы состоит в том, чтобы ее осуществление не приводило бы одновременно к отчуждению народа страны от ее правительства.

    На фазе открытых партизанских выступлений первостепенное внимание в рамках "гражданских операций" уделяется осуществлению двуединой стратегической цели - защите безопасности населения и завершению военной фазы борьбы таким образом, чтобы исключить возобновление вооруженных форм противостояния правительства и повстанцев. В ситуации активных боевых действий обычный объем "гражданских операций" военных существенно сокращается, однако при этом сохраняется их обязательный минимум, предусматривающий оказание медицинской помощи больным и раненым гражданским лицам, распределение продуктов питания и одежды, предоставление убежищ для беженцев, оказывающихся в опасных зонах.

    В нормативных документах армии США подчеркивается, что при проведении конртпартизанских операций для более эффективного осуществления "гражданских операций" к участию в их реализации следует активно привлекать церковь, деловые круги и частных лиц, поскольку это создает более благоприятные условия для формирования общественного консенсуса. Весьма важным обстоятельством является также и возможность там, где это необходимо, прикрытия того факта, что финансирование основных объемов социальных мероприятий в рамках "гражданских операций военных" осуществляется правительством.

    Концепция "гражданских операций вооруженных сил" получила дальнейшее развитие в 90-е годы. В декабре 1992 г. в Университете национальной обороны США была проведена научная конференция, посвященная проблеме "нетрадиционных ролей вооруженных сил США в эпоху после холодной войны".Среди выступавших были ведущие американские политологи и военные специалисты - профессор С. Хантингтон, командующий Командования специальных операций генерал У. Даунинг, руководитель Бюро Национальной гвардии генерал Дж. Конэвэй, командующий Атлантическим командованием адмирал П. Миллер и др.

    Все выступавшие в принципе сошлись на необходимости продолжения американской традиции использования вооруженных сил в "невоенных" операциях. После окончания "холодной войны" угроза межгосударственного вооруженного конфликта для США, по оценкам выступавших, отошла на второй план, поставив перед вооруженными силами множество новых "нетрадиционных" задач.

    Обращает на себя внимание в этом контексте мысль профессора Самуэля Хантингтона о "необходимости оказать помощь русским в подавлении внутренних конфликтов в бывших советских республиках" (Non-Combat Roles For the U.S. Military in the Post-Cold War Era. NDU Press, Washington. 1993. P.127).

    В процессе своего развития американская концепция "нетрадиционных" (или "невоенных") операций вооруженных сил в середине 90-х годов трансформировалась в концепцию "иных (других) военных операций". Как считают американские специалисты, "задачи других военных операций обычно очень неопределенны, комплексны, сложны и опасны. То, что начиналось как гуманитарная акция в Сомали, трансформировалось в партизанскую войну в условиях города" (G. Wheatley. Other Military Operations and Technology.// NDU Strategic Forum. № 53, November 1995).

    В целом, западные, и в первую очередь американские, ученые и специалисты уделяют огромное внимание практическому изучению и теоретическому осмыслению путей и способов обеспечения внутренней безопасности государства с использованием силовых компонентов. Вслед за изменениями в военно-доктринальных установках, вызванных изменениями в мире на глобальном и региональных уровнях, совершенствуются и концепции обеспечения внутренней безопасности государства, появляются новые нетрадиционные взгляды на вооруженные силы и их место и роль в обществе.

    Вернуться на предыдущую страницу
    Вернуться на главную страницу сайта



    ©2008 Igor Popov

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
    счетчик посещений