Военная история и футурология

Readers who do not know Russian language well enough, may use this knob and translate the whole page from Russian into their mother tongue. Be aware please that the quality of translation is rather poor - you may probably get only a general idea of this page, though it's better than nothing...

"Холодная война"

"Война - всегда война. Ей трудно быть иною.
Куда опасней мир, коль он чреват войною".
Ф. Логау, немецкий поэт ХVII в.

Эпоха "холодной войны" по-прежнему остается недостаточно изученной и, что еще важнее, до конца не осознанной. До сих пор нет однозначных подходов к освещению ее хода и исхода, по большому счету - не сформулированы важнейшие уроки той эпохи. Единственный итог, "видный даже невооруженным глазом", - это конец существования Советского Союза. То, чего не смог добиться Гитлер и его военная машина, покорившая всю Европу, в 1941 году, произошло ровно через 50 лет. Для нашей страны закончилась великая эпоха статуса "сверхдержавы"...

"Большое видится на расстоянии", только будущие поколения смогут дать адекватные оценки тем событиям, которые происходят на наших глазах или в которых мы принимаем непосредственное участие. История все расставит по своим местам. Ну а сегодня мы должны создать максимально объективную и полную картину завершившейся эпохи "холодной войны". В этом мне видится важная задача историков в целом, и важнейшая задача военных историков в частности.

Исследованию "холодной войны" посвящены две монографии, написанные мною совместно с коллегами на основе архивных документов и материалов. Одна из книг - новый взгляд на историю войны в Корее 1950-1953 гг., а вторая книга является своеобразным обзором войн и военных конфликтов послевоенной эпохи, которые в своей совокупности и дали ей название эпохи "холодной войны".


Книга Корея в огне войны вышла в издательстве АСТ в 2005 г. Вместе со мной над нею работали мои коллеги военные историки Сергей Лавренов и Виталий Богданов.

Советский Союз официально не участвовал в той войне, однако Москва и Вашингтон объективно были главными «игроками». Советский Союз формально не имеет никакого отношения к возникновению той войны, равно как и к ее итогам, однако реальная политическая действительность, как всегда, была запутанной и неоднозначной. Никакие акции северокорейского руководства во главе с Ким Ир Сеном, а тем более военные действия, не могли проводиться в то время без санкции Москвы. Советские советники писали даже характеристики на тов. Ким Ир Сена.

Корея в огне войны Предыстория, ход, исход и последствия войны в Корее практически до начала 90-х годов прошлого века были в отечественной историографии «железобетонными»: агрессия Южной Кореи, поддержанная США, вынудила КНДР защищаться, и длительная, героическая борьба корейского народа под руководством Ким Ир Сена при поддержке китайских народных добровольцев в конечном счете привела к победе. Только через полвека советские ветераны корейской войны смогли вслух сказать, что скрывалось за скупой строкой их биографий: «Находился в правительственной командировке»…

Официальное советское неучастие в войне в Корее было своеобразным. Советские военные советники, летчики, зенитчики и воины многих других специальностей принимали самое активное участие в боевых действиях, однако давали подписки о «неразглашении тайны». На Западе эта тайна была секретом Полишинеля: советские летчики воевали в небе с американскими асами и никакая китайская военная форма или китайские опознавательные знаки на МиГах не могли скрыть русской отчаянной удали и славянского происхождения пилотов...

Наша книга не является «классическим» описанием войны в Корее 1950-1953 гг. Авторы никоим образом не претендуют на полное и всеобъемлющее исследование этого явления. Представленная на суд читателей работа скорее представляет собой очерки, посвященные тем или иным малоизвестным, в прошлом тайным или неоднозначным аспектам войны в Корее. Авторы поставили перед собой цель подойти к событиям той эпохи максимально непредвзято и объективно, без идеологических штампов и "ярлыков". Перед читателями предстает документальная, невыдуманная история: реальные люди, факты, события. Следуя логике приводимых документов, читатели вслед за авторами сами приходят к определенным выводам. Источниковую базу книги составили ранее закрытые документы из отечественных и иностранных архивов, зарубежные публикации по корейской проблеме на английском и китайском языках, которые в своем большинстве не известны не только широкой аудитории, но и большинству специалистов.


Книга Советский Союз в локальных войнах и конфликтах была написана совместно с Сергеем Лавреновым, который внес в реализацию этого проекта решающий вклад. Наш труд вышел в серии "Военно-историческая библиотека" издательства АСТ двумя изданиями в 2003 и 2005 гг. Само название, на наш взгляд, оказалось неудачным. Исследование было посвящено не локальным войнам, а военно-политическим кризисам послевоенной эпохи. Непосредственно локальные войны являлись темой нашего следующего тома, но в силу определенных причин, этот проект остался нереализованным.

Эпоха "холодной войны" традиционно ведет свой отсчет с выступления У. Черчилля в Фултоне в марте 1946 г. «Никто не знает, – говорил Черчилль, – что Советская Россия и ее международная организация намерены предпринять в ближайшем будущем и каковы те пределы, если они вообще есть, в которых будет развертываться их экспансия и их стремление к вербовке новых сторонников». Затем он произнес фразу, которой суждено было стать знаменитой: «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике опустился над Европейским континентом железный занавес». Вслед за описанием так называемых «полицейских режимов», которые утверждались и действовали за этой завесой, последовало еще более грозное предупреждение: «Вдали от русских границ пятая колонна коммунистов ведет свою работу. Она представляет собой нарастающую угрозу для христианской цивилизации». Черчилль не утверждал, что Советский Союз хочет войны, но отмечал, что СССР желает воспользоваться «плодами войны и получить возможность неограниченного распространения своего могущества и своей доктрины». Поэтому никакое умиротворение, по его мнению, невозможно.

Две возникшие в итоге второй мировой войны сверхдержавы – СССР и США – уже не сдерживались от взаимных обвинений, не скрывали раздражения. На Западе это противостояние очень точно и образно охарактеризовали как «холодную войну»: отсутствие прямого вооруженного конфликта, но изощренное противоборство дипломатов, разведок и контрразведок, соревнование экономик и культур, двух идеологий, двух образов жизни.

Советский Союз в локальных войнах и конфликтах Со второй половины 1947 г. термин «холодная война» прочно обосновался в политическом словаре мира. После введения в действие «плана Маршалла» отношения СССР с его бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции быстро эволюционировали в сторону открытой враждебности. В марте 1948 г. разразился острый Берлинский кризис, из которого Советский Союз вышел если и не побежденным, то далеко не победителем. Психологическая атмосфера, создавшаяся в результате Берлинского кризиса, облегчила создание западного альянса, направленного против СССР. Экономический союз, рожденный в рамках «плана Маршалла», быстро превратился в политический и военный блок. 4 апреля 1949 г. США и Канада вместе с десятью западноевропейскими странами подписали Атлантический пакт. Европа оказалась разорванной надвое. В мае 1949 г. была принята конституция сепаратного западногерманского государства – Федеративной Республики Германии, которая к лету имела уже и свои правительственные органы. В ответ СССР в октябре создал в своей зоне другое немецкое государство – Германскую Демократическую Республику. Европейский континент, который лишь недавно был театром разрушительных сражений, стал ареной противостояния двух враждебных блоков. СССР вступил в оказавшуюся для него смертельной схватку со всем западным миром.

Книга охватывает всю эпоху «холодной войны», начиная с Иранского кризиса 1945-1946 гг., ибо, по словам иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, «холодная война» фактически началась в Иране. Он писал: “Хотя ее симптомы наблюдались также и в других районах земного шара, впервые признаки этой формы войны явственно проявились в Иране”.

Авторы монографии последовательно рассмотрели все военно-политические кризисы послевоенной эпохи - в Европе, Азии, Африке, Латинской Америке. В основу исторического иссследования были положены архивные документы и материалы, а также многочисленные иностранные публикации, которые практически не известны отечественным читателям.

Самостоятельным трудом в рамках монографии является "Часть II. Кризисы"холодной войны": теория", автором которой является Сергей Лавренов. Она дает научно-методологические подходы к анализу военно-политических кризисов послевоенной эпохи.


В рамках исследовательской работы над проблемами "холодной войны" мне довелось, в частности, достаточно глубоко заниматься изучением Карибского кризиса 1962 г. И тогда судьба свела меня с Д.Т. Язовым.

Карибский кризис: сорок лет спустя Имя Маршала Советского Союза Дмитрия Тимофеевича Язова не нуждается в представлении. Волею судьбы ему суждено было стать последним Министром обороны СССР, "классическим" Министром обороны великой державы великой эпохи. Дмитрий Тимофеевич прошел огненными дорогами Великой Отечественной войне, командовал полком на Кубе в годы Карибского кризиса, честно служил Родине на всех постах, которые ему доверялись.

Мое заочное "знакомство" с генералом Д.Т. Язовым состоялось в годы моей службы в Среднеазиатском военном округе, войсками которого как раз и командовал Дмитрий Тимофеевич. Мне помнятся "разгромные" разборы учений, которые он проводил в окружном Доме офицеров в Алма-Ате. Жесткие по форме, но справедливые по сути. Критика была резкая, каждый получал по заслугам. Одного командира полка, явно не справившегося с задачами, Дмитрий Тимофеевич назвал "мальчишка в коротких штанишках". Никакие словесные оправдания не принимались - докажи делом!

Лично познакомиться с Дмитрием Тимофеевичем мне довелось уже осенью 2003 г., когда он работал над книгой о Карибском кризисе. Мне посчастливилось много раз встречаться с Дмитрием Тимофеевичем, записывать его воспоминания, помогать обрабатывать документы, печатные материалы и магнитофонные пленки, уточнять многочисленные детали. Меня поразила великолепнейшая память Дмитрия Тимофеевича, помнившего по имени-отчеству чуть ли не каждого солдата из своего 108-го мотострелкового полка. Мало кто знает, что Дмитрий Тимофеевич прекрасно владеет русским языком, не только любит поэзию (до сих пор помнит всего "Евгения Онегина" наизусть!), но и сам пишет. В моих аудиоархивах хранятся записи воспоминаний Дмитрия Тимофеевича. В качестве примера привожу фрагмент его воспоминаний о Фиделе Кастро.

Работа с Д.Т. Язовым была не просто интересной. Это была хорошая интеллектуальная и творческая школа. Итогом напряженной работы стала книга "Карибский кризис: сорок лет спустя".
Мне особенно приятно, что Дмитрий Тимофеевич считает меня своим соавтором. Это - и высокая честь, и особая ответственность.

Вернуться на главную страницу


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
©2006-2008 Igor Popov

счетчик посещений Яндекс.Метрика