Документ № 10
Справка Главного штаба о переговорах с Китаем о командировании военных инструкторов
Апрель 1897 г.

Извлечения из рапорта военного агента в Китае полковника Вогака по вопросу о командировании:

Цзунли ямэнь на предложение нашего Правительства командировать в Китай инструкторов для армии, уклонился от немедленного разрешения этого вопроса, ссылаясь на несвоевременность осуществления русского проекта по следующим, далеко не осязательным причинам:

1. В данное время Китай занят организацией морской обороны, обнимающей несколько провинций.

Насущная потребность безотлагательного приведения этого в исполнение и указывалась собственно в нашем проекте.

2. Неудобно поднимать вопрос об изменениях, когда еще только недавно приступлено в Тяньцзине и Усуне к обучению войск по европейскому образцу.

Последнее не совсем точно, т.к. германские малосведущие инструкторы допущены в Китай еще до войны и, следовательно, многолетний опыт должен был убедить в бесполезности их деятельности; к тому же наше предложение касалось преимущественно Северного Китая, где число германских инструкторов ограничено.

3. Осуществление русского предложения требует некоторого переформирования имеющихся уже частей и ассигнования точно определенных средств.

Собственно говоря, преобразование войск и упорядочение военного бюджета - необходимое условие прочной реорганизации армии, и ставились целью для деятельности наших китайских инструкторов.

4. Потребность продолжительного времени для принятия окончательного решения относительно допущения в Китай русских инструкторов.

Этот довод опять-таки согласуется с нашим проектом, отнюдь не настаивавшим на немедленном разрешении вопроса, а требовавшим подробного взвешивания и всестороннего обсуждения условий постановки инструкторского дела.

Все вышеуказанное может естественно привести к заключению, что уклончивый и не мотивированный ответ Цзунли ямэня содержит в себе категорический, в смягченной на китайский лад форме отказ принять русских инструкторов.

(...)

При этом китайский ответ, не содержа в себе обозначения какого-либо срока, когда бы в будущем мог предвидеться пересмотр во всем объеме нашего проекта, лишает нас предмета по наступлении этого срока возобновить наше предложение.

Русский поверенный в делах, не удовольствовавшись полученной нотой, отправился за разъяснениями в Цзунли ямэнь. Из разговора с Ли-Хун-Чжаном он вынес убеждение, что уклонение китайского правительства по инструкторскому вопросу зиждется на боязни восстановить против себя китайскую администрацию и из опасения вызвать в Пекине "целую бурю" среди представителей иностранных держав, требующих уже теперь различных вознаграждений по случаю получения Россией концессии на Маньчжурскую железную дорогу.

Первая причина, являющаяся сознанием бессилия центрального правительства, отчасти понятна, т.к. местные власти не сочувствуют реформе вооруженных сил, предвидя в ней упорядочение военного хозяйства, неминуемым следствием которого явится уменьшение и, может быть, ладе полное прекращение источников наживы. Пекин, не обладая авторитетностью в китайских провинциях, не в силах предъявлять свои требования местным властям и контролировать их выполнение. Русский же проект, касаясь Северного Китая, где оппозиция правительству местной администрации с мало авторитетным и дряхлым губернатором во главе, вообще слабое и где уже присмотрелись к военным нововведениям, вряд ли встретят какие-либо серьезные затруднения в крае при своем осуществлении.

Второй довод о несочувствии к инструкторскому вопросу представителей иностранных держав, вполне обычное явление, т.к. одни слухи о малейшем шаге или намерении России на Дальнем Востоке всегда вызывают скоро утихающие протесты со стороны Англии, Германии и Японии, пользующихся всяким удобным случаем выговорить себе какие-либо новые уступки от Китая. Последний, конечно, не может относиться равнодушно к их постоянным попыткам удовлетворять свои интересы на его счет и стремится избегнуть всякого повода к предъявлению новых требований. Раз иностранные державы, из них преимущественно Англия, нередко насиловали даже весьма существенные интересы Китая, то отчего бы нашему инструкторскому вопросу, ничтожному в сравнении с иными, благоприятно разрешенными, (как, например, концессия на Маньчжурскую железную дорогу) сделаться исключением из правил?

Сам Ли-Хун-Чжан, по-видимому, мало верит в то, что Россия признает убедительными китайские возражения, т.к. обратился к нашему поверенному в делах с просьбой отложить обсуждение военной реформы по крайней мере до тех пор, пока иностранцы, теперь слишком возбужденные, не успокоятся хоть немного.

(...)

Мнение, высказанное Ли-Хун-Чжаном, что пользу инструкторского дела понимают только немногие, служит главной причиной китайского отказа, т.к. центральной правительство и местные власти оценивают всякое дело не с точки зрения его пользы для государства, а только в смысле выгоды своих личных интересов. Это тем более справедливо, что Китай, за редким исключением, никогда не вводил у себя по собственной инициативе европейские нововведения, а делал это под давлением дипломатии или войны.

С разбираемым вопросом имеет еще тесную связь предположение, сообщенное нашим поверенным в китайских делах, о командировании из Приамурского военного округа одного офицера и урядника, вызванное ходатайством одного простого китайского генерала, а не правительства или генерал-губернатора. Эти чины, обратясь в простых наемников и не будучи подобающим образом обставлены, попадут в положение еще худшее, чем немецкие инструкторы, из числа которых сколько-нибудь порядочные люди бегут при первой возможности с китайской службы.

Все вышеизложенное, разрешая инструкторский вопрос в смысле, предложенном Министерством иностранных дел, противоречило бы взглядам нашего Военного министерства и дало бы законный повод Китаю сомневаться в твердости наших решений, т.к. проект об русских инструкторах заключает в себе настойчивые требования непосредственного подчинения наших офицеров центральному правительству и полной независимости их от местных властей. Мало того, китайское правительство, вероятно, воспользуется нашей уступкой и как бы в угоду нам, зная что мы не в силах им в этом отказать, потребует еще нескольких инструкторов, которые в роли простых учителей не будут в состоянии оказать какое-либо влияние на преобразование армии и помешать властям обогащаться на счет средств, отпускаемых на содержание войск. При таких условиях наши офицеры и унтер-офицеры, командированные в китайскую армию, не будут приносить никому пользы и положение их не будет отвечать достоинству чинов Русской армии.

Генерального Штаба Капитан
(Подпись неразборчива)

Печ. по: РГВИА. Ф.447. Оп.1. Д.29(2). Л.214-215 об.

Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу сайта


©2007 Igor Popov

Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу сайта


©2007 Igor Popov