Документ 13
Соображения полковника Вогака
о перспективах проведения военной операции в Пекине

Полковнику Флугу из Тяньцзиня
№ 97 от 28 марта 1900 г.

(...)

Если бы в то время, 2-3 года тому назад, мы признали нужным ввести в Пекин вооруженный отряд, исполнить это было бы не трудно, высадив оный в Дату, т.е. в том пункте Печилийского побережья, который представляет наиболее удобств как в отношении совершения высадки, мак и в смысле достижения Пекина.

Но за последние два года китайское правительство совершенно изменило свой тон. Рассмотрение причин этого не может уложиться в рамки настоящего письма, да и не имеет существенного отношения к делу. Достаточно констатировать, что в настоящее время китайское правительство далеко не так сговорчиво, как 2-3 года тому назад, в особенности с тех пор, как верховная власть перешла в руки энергичной императрицы-регентши, поддерживаемой крайне консервативными сановниками старокитайского типа.

Результатом этого явилось то, что в настоящее время мы уже не видим более тех дипломатических побед, которыми богаты были первые годы после Японо-Китайской войны. Каждый успех в сношениях с Китаем достигается теперь со значительными трудностями, причем нельзя не заметить, что в большинстве случаев эти успехи весьма сомнительного достоинства, за исключением разве успеха России, но и исключительно в Маньчжурии, на которую китайское правительство временно махнуло рукой, сознавая свое бессилие бороться там с Россией.

Это положение усложняется еще двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что современное консервативное китайское правительство, да и сама императрица-регентша проникнуты неприязненным чувством к иностранцам, кроме Японии, а, во-вторых, тем, что то же правительство вообразило, будто китайская армия, вследствие нескольких эдиктов императрицы, улучшилась вдруг настолько, что может бороться против чужеземного нашествия. Эти два обстоятельства еще более усложняют сношения иностранных представителей с Цзунли-ямэнем и делают последний еще менее сговорчивым.

Из изложенного только что я должен придти к тому выводу, что в настоящее время положительно нельзя рассчитывать на то, чтобы китайские правительство, в случае отправления в Пекин нашего отряда в составе 1-2 батальонов, согласилось добровольно принять его, кроме того, мало, впрочем, вероятного случая, если бы наш отряд шел в Пекин в интересах самого Китая. Уже и осенью 1898 года встречены были довольно затруднения при доставке в Пекин небольших иностранных десантных отрядов; в настоящее же время, при изменившемся настроении китайского правительства, отряд, даже и довольно большой силы, может пройти в Пекин, лишь игнорируя протесты правительства.

Если бы последнее считало, как в первые годы после войны, совершенно бесцельным противиться иностранному вторжению вооруженною силой, то отряд наш мог бы достигнуть Пекина и без согласия сказанного правительства, не рискуя столкнуться с китайскими войсками, расположенными на пути к столице. Но теперь, когда китайское правительство, как я уже сказал выше и как я доносил и раньше, настроенное очень воинственно, верит в боевую готовность своих войск и, весьма вероятно, рассчитывает на содействие Японии, жаждущей союза с Китаем, то дело может принять совершенно иной оборот.

Направляя наш отряд в Пекин, мы должны быть готовы принять на себя все последствия этого. Иначе говоря, операция эта должна быть обставлена так, чтобы быть в состоянии преодолеть все могущие оказаться на пути ее препятствия и притом одолеть их разом, без задержки, так как всякая неудача здесь может серьезно скомпрометировать наше положение на Дальнем Востоке.

... В Чжили, в треугольнике Шаньхайгуань - Дагу - Пекин, сосредоточено около 50 тысяч обученных войск, вооруженных современными магазинными ружьями и скорострельными орудиями, не считая гарнизона Пекина и местных войск (Луинов). Сколь бы плохи эти войска не были, сколь бы слабы ни были их начальники, их подавляющая численность не может быть оставлена без внимания, в особенности потому, что нашему отряду придется следовать без карт, без проводников, по совершенно незнакомой местности, пересеченной реками, каналами и наводненными пространствами, везя за собой все необходимое на колесном обозе, очень мало пригодном, чтобы не сказать более, для здешних дорог. Хорошо, если отряду удастся дойти до Пекина и войти туда, - тогда риск операции будет покрыт благополучным окончанием оной; но если невозможность пробиться в Пекин станеТочевидной, то отряду придутся отступать к морскому берегу и сесть здесь на суда. Допуская даже, что эта деликатная операция при искусном маневрировании нашего отряда совершена будет благополучно, нельзя не признать, что общий результат будет все таки весьма неблагоприятный. Он нанесет чувствительный удар нашему положению здесь и потребует немедленного принятия мер для восстановления нашего престижа, что может быть достигнуто только войною.

(...)

В настоящее же время, на тот случай, если бы я ошибался к оценке современного положения дел, т.е. если бы оказалось, что китайское правительство не проявит признаков решимости оказать признаки сопротивления входу нашего отряда в Пекин, или если бы признано было соответственным двинуть наш отряд в уверенности, что Китай не посмеет оказать ему вооруженное сопротивление, или же если, наконец, движение нашего отряда будет согласовано с движениями отрядов других государств, я считаю долгом доложить, что удобнейшим местом высадки нашего отряда, как я уже упоминал выше, признаю Дагу (Таку), у устья реки Байхэ (Пэйхо). (...)

... для высадки в условиях мирного времени я могу рекомендовать лишь Дату (Таку), каковой пункт имеет еще и то преимущество, что как он, так и путь на Пекин, расположены вне района сосредоточения главной массы Чжилийских войск (Шаньхайгуань - Лутай - Туньчжоу). Положим, что высадка нашего отряда предположена. В данном случае, в условиях мирного времени; но я полагаю, что чем дальше держаться от массы не дисциплинированных китайских войск, тем лучше. На слова и заверения китайцев положиться нельзя, а при значительной самостоятельности высших начальников, которым эдиктами императрицы предписано в случае высадки вооруженных иностранных отрядов преграждать им путь силой, не испрашивая на это разрешения и не ожидая указаний из Пекина, наш отряд, высадившийся при самой мирной обстановке, рискует подвергнуться разным случайностям. Я не тогу поэтому не обратить самого серьезного внимания на безусловную необходимость обставить наш экспедиционный отряд так, чтобы он был в полной готовности встретить и парировать эти случайности, которые, в противном случае, могут привести к очень нежелательным результатам. (...)

В заключение сего письма я позволю себе прибавить еще несколько слов, имеющих косвенное отношение к настоящему делу. Я полагаю, что если политические обстоятельства потребуют с нашей стороны вооруженного давления на Китай, то это следует сделать в Маньчжурии, а не в Пекине, ограничившись в Печили морскою демонстрацией. Нет необходимости доказывать, что движение войск в Маньчжурию обставлено гораздо меньшими трудностями, нежели посылка экспедиционного отряда в Чжили. Кроме того, более нежели вероятно, что появление наших войск в Пекине вызовет международные осложнения, тогда как наступление в Маньчжурию, давно уже ожидаемое иностранными державами, вряд ли вызовет протест с чьей-либо стороны. Впечатление же, произведенное на Китай, будет то же самое, может быть даже большее, так как китайское правительство должно сознать, что раз двинувшись в Маньчжурию, мирное завоевание которой уже началось, мы или не уйдем оттуда вовсе, или же уйдем только тогда, когда предъявленные нами требования будут исполнены.

Между тем, при появлении наших войск в Пекине, правительство не преминет принять меры для облегчения своего положения, прибегнув к содействию других держав, в расчете на то, что желание избежать международных осложнений побудит нас быть уступчивыми.

Наконец, нельзя не прибавить к сказанному и того соображения, что выделение из состава войск Квантунской области 1-2 батальонов и 4-8 орудий явится чувствительным ослаблением нашей силы в пункте первостепенной стратегической важности, тогда как посылка такого же или даже более сильного отряда от Приамурского военного округа нисколько не ослабит нашего положения там.
К. Вогак.

Печ. по: Военные действия в Китае 1900-1901 гг. Составил Генерального штаба генерал-майор А.З. Мышлаевский. Часть I. С.-Петербург, 1904. С. 1-6.

Вернуться на предыдущую страницу
Вернуться на главную страницу сайта


©2007 Igor Popov