Буренок В.М., Ивлев А.А., Корчак В.Ю.

Развитие военных технологий XXI века:
проблемы, планирование, реализация

Rambler's Top100
"Новая истина побеждает обычно не так, что ее противников удается переубедить, и они осознают свою неправоту. Дело, попросту говоря, в том, что они вымирают, а подрастающая научная смена сразу усваивает новые истины".
Макс Планк

Введение

На протяжении всей истории мировой цивилизации происходили эволюционные изменения общественного строя, войн, вооружённых сил и средств вооружённой борьбы. С появлением первых государств возникла необходимость решения задач их обороны и обеспечения безопасности. Эффективность решения этих задач определялась используемыми в тот или иной исторический период формами и способами военной деятельности (военных действий).

Значительная часть из реализуемых в настоящее время форм военной деятельности зародилась в глубине веков и даже тысячелетий. Это, в первую очередь, основные формы, связанные с поражением войск и военных объектов противника, защитой своих войск и объектов, доставкой к цели средств поражения, а также ряд обеспечивающих - разведка, связь, навигация, обеспечение действий и жизнедеятельности войск. В ходе своей эволюции они качественным образом изменились. Так, в древнем мире поражение противника первоначально осуществлялось исключительно личным колющим, режущим, древковым, ударным или метательным оружием (меч, кинжал, копьё, булава, лук и др.). Позднее появились более эффективные и более совершенные с технологической точки зрения виды механического оружия - арбалеты и требушеты (камнемёты), а во времена Средневековья (предположительно, в XIV веке) - первые пушки, использование которых вначале имело скорее психологический, чем физический эффект [1]. Связь в течение многих веков осуществлялась с помощью вестовых или почтовых голубей, а разведка - путём направления в места расположения противника разведчиков, использования агентуры, находящейся на вражеской территории, а позднее - с применением летательных аппаратов легче воздуха (воздушных шаров). В настоящее время эти формы военной деятельности изменились до неузнаваемости, с одной стороны, за счёт использования современных технологий и технических решений, а с другой - за счёт существенного расширения области применения. Последнее может быть проиллюстрировано на примере навигации, первоначально зародившейся в интересах мореплавания, а в настоящее время являющейся необходимым условием эксплуатации авиационной и космической техники.

Ряд форм военной деятельности появился сравнительно недавно. Так, в XX веке, благодаря бурному развитию информационных технологий и средств вычислительной техники, широкое распространение получила автоматизированная обработка данных в интересах информационного обеспечения органов военного управления. С началом внедрения программно-целевых методов планирования и управления развитием вооружения и военной техники, методов моделирования и других управленческих технологий возникла такая специфическая форма военной деятельности, как обеспечение развития и применения ВВТ.

Таким образом, развитие форм и способов военной деятельности, а соответственно и реализующей их системы вооружения, невозможно без совершенствования военных технологий. В истории вооружения и военной техники имеется немало примеров, когда знания и технологии, реализованные на практике, вызывали качественные изменения ВВТ. Так, в ходе эволюции военных кораблей технологией, внедрение которой вызвало качественный скачок в их развитии, явился парус. Начиная с 1520 г., когда в Великобритании был построен первый в мире парусный военный корабль "Великий Гарри" [2], до середины XIX века состояние парусного флота стало одной из главных составляющих военной мощи морских держав. На смену парусному военному флоту пришёл паровой флот, обязанный своим рождением изобретению паровой машины, то есть инновационной для того времени технологии. Следующий качественный скачок в развитии ВМФ, связанный с массовым строительством подводных лодок и новых поколений надводных кораблей, произошёл в XX веке, что стало возможным благодаря практическому внедрению целого спектра новых военных технологий.

С ростом интеллектуального потенциала человечества временной интервал между появлением нового научного знания, имеющего оборонное значение, или новой военной технологии и их практическим использованием сокращается. Так, с момента изобретения пушки до появления артиллерийской тактики во второй половине XVII века [1] прошло 300 лет. В XX же веке интервал времени от открытия деления ядер урана под действием нейтронов до ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки составил всего 7 лет.

В наступившем XXI веке ожидается ещё более динамичное развитие военных технологий, которое обеспечит окончательный переход от "платформо-центрической" войны к "сете-центрической" и дальнейшее развитие форм и способов ведения боевых действий, соответствующих "информационно-центрической" войне. П оэтому XXI век по праву можно назвать веком научно-технологического развития ВВТ, что, как свидетельствует опыт ведущих в военно-техническом отношении государств мира, связано с двумя направлениями совершенствования системы вооружения:
  • существенным расширением оперативно-тактических возможностей существующих образцов вооружения и военной техники, приданием им новых боевых свойств;
  • созданием принципиально новых, в том числе нетрадиционных видов ВВТ.
  • Первое может быть достигнуто либо за счет модернизации отдельных подсистем ВВТ, либо за счет обеспечения возможности комплексирования их применения в реальном масштабе времени с другими боевыми средствами и обеспечивающими системами. Появление высокоточного оружия дальнего радиуса действия, сверхчувствительных датчиков и автоматизированных систем управления позволяет резко, как минимум на порядок, повысить поражающую способность обычных вооружений, так что по уровню воздействия они становятся сопоставимыми с оружием массового поражения.

    К сожалению, новые виды оружия в Вооруженных Силах России носят единичный характер. Как показали результаты операции по принуждению Грузии к миру, нашим главным "козырем" по-прежнему остаются громадные группировки бронетанковых войск. При этом, несмотря на оснащение обеих противоборствовавших в юго-осетинском конфликте армий - и российской, и грузинской - в основном, разработанным в советское время вооружением, в той или иной степени модернизированным, грузинская сторона имела определенное преимущество. Так, усовершенствованный танк Т-72-SM-1, состоящий на вооружении грузинской армии, оснащен современной тепловизионной камерой системы управления огнем, современной системой связи, приемником спутниковой навигации GPS, системой кондиционирования и другими системами обеспечения жизнедеятельности экипажа. Благодаря установке современной радиоэлектронной аппаратуры этот танк способен вести боевые действия в ночное время и в сложных метеоусловиях. Задействованные в конфликте грузинские воинские формирования по насыщенности средствами связи, разведки, спутниковой навигации существенно превосходили российские. Если бы в ходе боевых действий российской группировке противостоял более серьезный, чем Грузия, хорошо оснащенный противник, имеющий значительное превосходство в области микроэлектроники и вычислительной техники, он мог бы уничтожить её высокоточным оружием с дальнего расстояния, из оперативной глубины, прежде чем наша бронетехника сумела добраться до линии фронта и принять участие в боевых действиях. Уроки боевых действий в Южной Осетии наглядно продемонстрировали актуальность и необходимость создания высокотехнологичных отечественных ВВТ и их комплексирования с другими боевыми средствами и обеспечивающими системами.

    Не следует забывать, что основная идея, заложенная в стратегических документах США "Единая перспектива 2010" и "Единая перспектива 2020", остается неизменной - компенсировать численное превосходство вооруженных сил таких стран, как Россия и Китай с помощью высоких технологий. Поэтому в условиях современной военно-политической обстановки, когда блок НАТО, обладающий мощным военно-экономическим и военно-техническим потенциалом, вплотную приблизился к государственной границе России и реально угрожает ее национальной безопасности и суверенитету, технологическое совершенствование отечественного вооружения приобретает первостепенную важность.

    Однако проблема технологического совершенствования ВВТ усугубляется тем, что научно-технический задел (НТЗ), созданный еще в советский период, практически исчерпал свои потенциальные возможности. Совокупность научных достижений и технологий, ориентированных на реализацию оружия индустриальной эпохи, обладающего мощными поражающими факторами, но плохой защищенностью, низкой избирательностью, слабой автономностью, отсутствием "резистивности" и гибкости воздействия, а также ряда других свойств, характеризующих его "интеллектуальность", выполнила свою историческую миссию и была либо воплощена в существующие образцы ВВТ, либо утрачена в период перестройки и дезинтеграции. Войны же новой информационной эпохи предъявляют более высокие требования к "интеллекту" перспективного вооружения и реализации принципиально новых поражающих факторов. На смену огневому, механическому и осколочному поражению приходят информационные, энергетические, биотехнические, нелетальные и другие более изощренные факторы поражения [3].

    Поэтому в отечественной практике научно-технический задел во многом должен быть восстановлен и дополнен прорывными научными достижениями, перспективными знаниями и технологиями. Причем сделать это нужно в максимально короткие сроки, учитывая, что одной из военно-стратегических задач, во имя которых создается НТЗ, является задача сдерживания агрессии. В условиях глобальной научно-технологической революции обладание ядерным оружием уже не сможет оставаться достаточным фактором для сдерживания агрессивных устремлений извне. Нетрадиционные же виды вооружения, а также качественно усовершенствованные традиционные ВВТ, интегрированные с системами разведки, связи, боевого управления, а также другими боевыми средствами и обеспечивающими системами, со временем могут стать одним из главных "инструментов" поддержания военно-стратегического паритета.

    В этих условиях помимо необходимого увеличения объемов финансирования особые требования предъявляются к качеству программ и планов создания военных технологий, к методологии программно-целевого планирования (ПЦП) их развития.

    Программно-целевое планирование научных исследований и технологических разработок в области обороны должно соответствовать динамике развития наиболее быстро прогрессирующих областей, таких как нано- и микроэлектроника, вычислительная техника и телекоммуникации, системы управления войсками и оружием. Применяемая на практике методология планирования должна обладать необходимой гибкостью и адаптивными свойствами, позволяющими оперативно реагировать на любые технологические сюрпризы эвентуальных противников.

    Проблема совершенствования методологии программно-целевого планирования развития военных технологий охватывает широкий спектр вопросов, в той или иной степени подробно изложенных на страницах предлагаемой читателям монографии.

    Все замечания и предложения, высказанные по поводу изложенных в книге материалов, будут внимательно изучены авторским коллективом и в максимально возможной степени учтены в дальнейшей работе по этой чрезвычайно актуальной тематике.

    Разработка материалов данной книги авторами проводилась на основе организационных и научных идей, положений, принципов и методов, сформированных в последние годы в Управлении начальника вооружения ВС РФ, Управлении перспективных межвидовых исследований и специальных проектов, Управлении интеллектуальной собственности МО РФ, Секции прикладных проблем при Президиуме РАН, 46 ЦНИИ Министерства обороны.

    Авторы выражают искреннюю признательность и благодарность А.А. Рахманову, С.М. Алфимову, Н.Ф. Архипову, А.Д. Крайлюку, В.В. Криворучко, И.Ю. Золотову, Н.А. Леню, С.А. Ломтеву, В.В. Моисеенко, А.И. Николаеву, Е.З. Тужикову, чьи рекомендации имели особую ценность при разработке замысла и подготовке монографии.

    В непосредственной подготовке отдельных разделов монографии участвовали ученые и специалисты 46 ЦНИИ МО РФ:

    Подготовка монографии в значительной мере оказалась возможной благодаря Гранту для государственной поддержки ведущих научных школ Российской Федерации (№ НШ - 8.2008.10) и Гранту РФФИ (проект 08-06-13506-офи_ц).

    Техническое оформление материалов книги осуществлялось А.Ю.Прониным.

    Рецензенты - доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН Желтов Сергей Юрьевич и доктор технических наук, профессор Дашков Николай Григорьевич.

    Вернуться на предыдущую страницу сайта
    Вернуться на главную страницу сайта

    ©2009 Буренок В.М., Ивлев А.А., Корчак В.Ю.
    Design©2009 Igor Popov

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
    счетчик посещений